asdf
События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Топонимические предания Воронежской области ->Топонимические предания как жанр устной народной несказочной прозы Воронеж

Топонимические предания как жанр устной народной несказочной прозы
Топонимические предания Воронежской области

Топонимические предания представляют собой не развлекательный жанр, как, например, сказки, а жанр, ориентированный на познание. Это обусловлено, прежде всего, тем, что долгое время сведения, исторические, научные, связанные с передачей знаний, умений и навыков следующим поколениям, передавались устно. Передаче знаний служат предания: исторические и топонимические. Именно поэтому этот жанр фольклора долгое время представлял интерес только для историков и этнографов, и лишь совсем недавно фольклористы обратили внимание на топонимические предания, как на фольклорный текст. Это обусловлено интересом широкого круга общественности к глубинам народной истории, к народному восприятию жизни.

Преданием мы называем жанр устной народной несказочной прозы, имеющий установку на достоверность, события которого разворачиваются без участия сверхъестественных сил.

Топонимическим мы можем назвать предание, объясняющее происхождение деревни, реки, города, оврагов, курганов и прочих географических объектов, а также их названия.

Эта особенность материала свидетельствует о главной функции преданий - познавательной, где не важны художественно-изобразительные средства, а важна суть дела.

Непосредственно исследований топонимических преданий немного, их можно буквально пересчитать по пальцам. Наиболее основательные из них это работа В.К. Соколовой 1 и доклад А.И. Лазарева.2 Исследованию этого жанра посвящены также работы И.З. Ярневского,3 О.В. Гордеевой.4 Несколько работ касаются белорусских топонимических преданий.5 Воронежские фольклорные топонимические предания не изучались, хотя существует ряд книг воронежских краеведов, в которых говорится об истории создания сёл Воронежской области и приводится ряд легенд, связанных с этим.6

Каждая из этих работ посвящена отдельным вопросам, связанным с этим жанром фольклора. Целостного анализа, обобщения материала по воронежским топонимическим преданиям сделано не было.

Для того чтобы представить состав преданий, мы применили две классификации. Одна из них - классификация В.К. Соколовой по способу наименования, основанная на славянском материале. Она выделяет топонимы:

1. «производящиеся от имён местных жителей и пр., или же вместо имён этих лиц указываются их сословная принадлежность, занятия, национальность и пр.

2. связывающиеся с историческими событиями, случаями с известными лицами, с местными происшествиями и обычаями.

3. производящиеся от слов, произнесённых кем-то в данном месте».7

Другая классификация, предложенная нами, тематическая. Все собранные предания были разделены на пять больших циклов, в некоторых из них были выделены разделы и подгруппы.

I. Природный цикл, где происхождение названий объясняется особенностями местных условий обитания. Здесь нами выделено также несколько групп.

1. Названия, объясняемые особенностями природных и географических условий.

2. Топонимы, объясняемые особенностями поведения или поселения людей.

3. Топонимы, в преданиях о которых упоминаются различные звери, птицы, рыбы.

за. Реальный животный мир.

зб. Фантастический или сказочный животный мир.

II. Первопоселенческий цикл. Сюда мы включили предания, рассказывающие о том, кто первым дал имя новому поселению. Взгляд путешественника останавливается на необыкновенно красивом и богатом месте, где всего вдоволь: дичи, рыбы, растительности. Здесь также несколько групп:

1. Предания, объясняющие происхождение названия появлением в этих местах первопоселенца, благодаря чему место получает название, придуманное им самим или же в его честь село называют потомки (с. Русаново, Коршево, Перловка, Братки, Троицкое).

2. Название дано по фамилии помещика. Помещик мог чем-то отличиться, но чаще название даётся селу просто потому, что здесь жил помещик (сс. Козинка, Колбино, Хава, Панино и др.).

3. Название дали переселенцы из других городов и сёл (с. Ку-чугуры, Козловка).

4. Первопоселенцами были разбойники (сс. Семидесятное, Абросимово). Иногда это развёрнутый рассказ, сообщение о каком-либо событии, как в предании о селе Осетровка, или же просто констатация факта. Самое интересное в этих преданиях то, что никаких особых «подвигов» разбойников не описывается. В преданиях они вполне мирные люди, не грабят и не убивают.

5. Первопоселенцами были люди другой национальности (с. Черкасское, Хохол-Тростянка)

III. На наш взгляд одним из самых интересных циклов является татаро-монгольский цикл. Он составляет почти четверть от общего количества преданий. Сюда мы включили предания, которые, так или иначе, связывают топонимы с татаро-монгольским нашествием. Самое интересное то, что текстов, связанных с борьбой против нашествия, не так много. Большая часть собранных рассказов представляет завоевателей без неприязни. Это, скорее всего, связано с отдалённостью событий, о которых говорится в предании. Но самое интересное то, что большую часть этого цикла составляют:

1. Любовные предания. Основные герои - дочь хана, пришедшего на русскую землю, и её возлюбленный. Хан противится этой связи по различным причинам. В первую очередь - это вражда между возлюбленным и ханом, также главной причиной такого неприятия может являться низкое сословное положение жениха дочери, в одном из рассказов возлюбленным оказывается русский парень. В других случаях девушка любит графа или князя, с которым враждует хан. Заканчивается всё для влюблённых, как правило, печально. Чаще всего погибают и девушка, и её любимый. Что касается дочери хана, то она тонет в реке или озере. В некоторых преданиях хан представлен как очень жестокий человек. Народ сохраняет память о прекрасной любви и называет в честь девушки реку или озеро, в котором она утонула.

2. Предания, связанные с утонувшей дочерью хана. Здесь нет любовной интриги. Дочь хана тонет в реке по собственной неосторожности или в результате несчастного случая. Но в некоторых случаях можно предположить, что это неполные предания из предыдущего раздела.

К преданиям этого типа мы отнесли некоторые из рассказов о селе Хава, а также предание о селе Кучугуры, о реке Усмани.

3. Предания, связанные непосредственно с ханами.

за. Предания, упоминающие о проживании ханов. Здесь упо-

минаются Мамай, Батый, хан Кучугур. Это относится к расска-

зам о селах Верхний Мамон, Татарино, Кучугуры.

зб. Предания, связанные с военной славой русских воинов (с.

Карачун, с. Сторожевое).

IV. Церковный цикл, где топонимы связываются с церковью

(с. Новотроицкое, Александровка, Вознесеновка).

V. Цикл об исторических деятелях.

1. Топонимы связаны с деятельностью Петра Великого.

2. Названия связаны с появлением в нашем краю других известных исторических деятелей, таких, как Елизавета I, Екатерина II, граф Орлов-Чесменский.

Воронежские топонимические предания отличаются своеобразием сюжета и композиции. Как мы уже упоминали, состав рассказов неоднороден. В некоторых случаях говорить о сюжете и композиции нет возможности. В преданиях легко выделяются мемораты и фабулаты. В этом случае мы прибегаем к терминологии Э.В.Померанцевой. исследовательница применяет данные термины к жанровым разновидностям былички. Мы же считаем возможным использовать данную терминологию для обозначения разновидностей топонимических преданий. «Термин «быличка» оответствует понятию суеверный меморт. От бывальщины, до-сюльщины, предания, т.е. фабулата или фикта, быличка отличается своей, условно говоря, бесформенностью, единичностью, необобщённостью.8

Фабулаты (или топонимические предания с развёрнутым сюжетом) по-разному представленных в различных циклах топонимических преданий. Наибольший процент фабулатов в татаро-монгольском цикле. До сих пор эта тема вызывает интерес у жителей сёл (Хава, В. Мамон) и служит предпосылкой для возникновения подобных текстов. Является ли предание меморатом или фабулатом практически полностью зависит от рассказчика, а также и от топонима, который обладает свойством возбуждать народную фантазию.

В фабулатах мы выделили 19 типовых сюжетов. Каждый из этих сюжетов включает ещё ряд разновидностей, и тогда количество сюжетов достигает 33. Цифрами мы обозначили номер предания.

1. Дочь хана и её возлюбленный бегут от отца.

а) Их догоняют и убивают - 84.

б) Они погибают в реке - 85, 86, 87, 88.

2. Дочь хана топится в реке из-за того, что отцу не нравится её возлюбленный - 89.

3. Дочь хана случайно тонет.

а) При купании - 91, 92, 95, 96.

б) При переправе через реку вместе с драгоценностями -

93, 94.

4. Путешественника поражает красота места, и он решает здесь остаться.

а) Путешественник был один (Коршев, Русанов) - 39, 40,

48, 62.

б) Путешественники братья или помещики - 41, 53, 54, 55.

5. Некто, проезжавший мимо, говорит несколько слов, что дало повод для названия.

а) Это Пётр Первый - 111, 112, 116, 117, 118, 119.

б) Это Екатерина Великая - 122.

в) Это граф Орлов - 123.

г) Это князь - 58.

д) Некий путешественник - 51.

е) Это бурлаки - 52.

6. Пётр Первый отмечает особенности местности и людей -110, 114, 115, 120.

7. Разбойнику понравилось место, и он решает здесь обосноваться - 73.

8. Разбойники нашли большого осетра - 76.

9. Разбойник зарыл клад - 77.

10. Помещик напоил деревню - 60.

11. Помещика казаки выселили - 120.

12. У бахчевода украли арбузы - 43.

13. Человек хотел полететь - 42.

14. Человек строит мельницу - 44, 45.

15. Люди покинули своё прошлое место поселения

а) Братья из Москвы - 53, 55.

б) Монахи - 108.

в) Старики- 104.

16. Татарам не повезло:

а) во время татаро-монгольского нашествия - 102. в) во время Великой Отечественной войны - 99.

17. У богатого человека погибли сыновья, и он в их честь построил церкви - 108.

18. Большое чудовище решило выпить реку и лопнуло - 36, 37.

19. Здесь было много зверей и птиц

а) Медведи - 33.

б) Стада коров - 32.

в) Коршуны - 31.

г) Журавли - 29, 30.

Топонимические предания Воронежского края отличаются и по образам главных героев каждого сюжета. Несмотря на то, что многие предания одного типа сюжета были записаны в разных районах, можно выделить обобщённый образ различных героев: хана, его дочери, её возлюбленного, первопоселенца, разбойника, Петра Первого и некоторых других.

Интересным с исторической точки зрения являются сюжеты 5а и 6, где перед нами образ самого прогрессивного царя России. В этих преданиях Петру Первому приписываются различные поступки, слова, которые и послужили поводом для названия поселения. Перед нами встаёт образ Петра Первого - царя, заботившегося о благосостоянии страны, в преданиях он всегда в действии, он замечает интересное, необычное, красивое, любит украинский язык. Народ ловит каждое его слово. В результате этих качеств за сёлами закрепляются названия, которыми награждает данную местность Пётр Первый. Так появляются названия многих сёл Острогожского района - Коротояк, Дивногорье, Кривая Поляна, а также названия сёл некоторых других районов.

Путешественник, в одиночку основавший деревню, представляется человеком смелым. Перед мысленным взором предстаёт некий вариант русского богатыря, вроде Ильи Муромца, Добрыни Никитича или Алёши Поповича. Только у богатырей основная функция - защита русских земель от жестоких завоевателей, а у Коршева, Русанова и других первопоселенцев - освоение и заселение русских просторов.

Мы также выявили некоторые элементы композиции сюжета по отношению к меморатам, а также детали портрета, описания, пейзажа, также в преданиях встречаются и реплики героев. Можно отметить своеобразный зачин, обозначающий время действия: «давным-давно», «когда-то», «как-то» и др. Также даётся некая предыстория, которая предшествовала моменту называния места. Часто в качестве предыстории выступает описание природы, которая привела путешественника в восторг, что и послужило причиной появления топонима. Ещё один вариант предыстории - описание деятельности первопоселенца. В конце звучит обычная фраза: «С того времени так и пошло называться это село». Существуют также разные типы композиции, в зависимости от вида сюжета.

Можно сделать вывод, что топонимические предания не имеют определённой, присущей только им композиции, как сказка. Топонимическим преданиям не свойственны яркие композиционные особенности, которые легко выделяются в некоторых других прозаических жанрах фольклора. Даже те элементы, на которые мы указали, выделяются с большой натяжкой.

Воронежские топонимические предания оригинальны и красочны по своему изложению. Встречаются некоторые изобразительно-выразительные средства. Можно отметить эпитеты, характеризующие своеобразие местности, природы (красивый, чудесный, дивный, полноводный), но не постоянные для фольклора, сравнения. Это обусловлено главной функцией топонимических преданий. Перед рассказчиком стояла задача - сообщить слушателю, почему именно появилась деревня и вместе с ней название, а не развлечь. Однако некоторые рассказчики включают средства, характерные для сказок, поэзии.

Разумеется, в воронежских топонимических преданиях встречаются диалектные черты, характерные для южнорусских говоров, в частности, это употребление личных форм глаголов с -ть, типа «можешь», украинизмов: «кажет», «це богу чарка», а также просторечные выражения.

Далее, при сравнении народной и научной этимологии, мы пришли к выводу, что в большинстве случаев доля вымысла присутствует всегда. Ярким примером могут служить многочисленные рассказы о дочери хана Хаве, утонувшей в реке, в честь которой были названы река и село. А на самом деле слово «хава» тюркского происхождения и означает «бассейн» (Прохоров) или «воздух, климат, погода» (Загоровский). В результате исследования мы выделили пять уровней вымысла:

1. вымысел на уровне многовариантности толкования топонима (в селе существует несколько вариантов объяснения происхождения топонима - это можно сказать о преданиях из села Коршево, где в одном из вариантов название производится от фамилии первопоселенца Коршева, а другой вариант говорит об особенностях природных условий данной местности);

2. вымысел на уровне многозначности;

Это можно отнести к топониму Хреновое. Но надо сказать, что объяснение это более позднее, так как переносное значение, на котором основывается народная этимология, появилось позднее.

3. вымысел, выступающий на уровне уточнения;

Здесь уточняется, кем был первопоселенец, кто первый заметил необычность местности. Примером могут послужить топонимы, которые мы отнесли в первый цикл. Можно сказать, что на этом уровне вымысла проявляется эстетическая функция топонимического предания, когда рассказчик путём уточнения старается сделать процесс познания более интересным.

4. вымысел, появившийся в результате утери значения слова народом. Сюда можно отнести такие топонимы, как Синие Липя-ги, Поворино, Кучугуры. При этом выделяются предания, где в народной и научной этимологии различия наиболее заметны, где сходства нет ни в малейшей степени. С другой стороны, такое «забывание» может быть основано на особом восприятии топонимов, когда жители, зная значение слова, положенного в основу топонима, не связывают истинный смысл слова с названием.

5. «чистый вымысел», как мы его условно обозначим, основан на незнании слова, положенного в основу названия. Это касается топонимов иноязычного происхождения. Это такие топонимы, как Хава и Усмань.

Нам, конечно же, не удалось охватить все аспекты рассмотренной проблемы. Прежде всего, из-за того, что не все предания собраны. Их запись и обработка, несомненно, будет продолжаться, что послужит основой для последующих, более широких исследований этого интереснейшего жанра фольклора.

1 Соколова В.К. Типы восточнославянских топонимических преданий. // Славянский фольклор. - М., 1972. - С. 202-233.

2 Проблемы стиля, метода и направления в изучении и преподавании художественной литературы. - М., 1969. - С. 59-60.

3 Ярневский И.З. Изобразительные средства топонимических преданий, записанных в Сибири. // Проблемы стиля, метода и направления в изучении и преподавании художественной литературы. Материалы докладов XII научно-теоретической и методологической конференции, организованной кафедрой русской литературы. - М., 1969. - С. 49-50.

4 Гордеева О.В. Народная топонимика и жанры несказочной прозы (по материалам экспедиции 1985 г. в Сивинский район Пермской области). // Итоги фольклорного года в Уральском регионе: тезисы докладов и сообщений межвузовской конференции. - Свердловск, 1985. - С. 11-12.

5 Касько В.К. Белорусские топонимические предания // Прозаические жанры фольклора народов СССР. - Минск, 1974. - С. 208.; Ковалёва Р.М. Современное состояние топонимических преданий белорусского Полесья. // Прозаические жанры фольклора народов СССР. - Минск, 1974. - С. 212-216.

6 Загоровский В.П. Историческая топонимика Воронежского края. -Воронеж, 1973; Прохоров В.А. Надпись на карте. - Воронеж, 1977; ПрохоровВ.А. Вся Воронежская земля. - Воронеж, 1973. ЗюбинМ. Вся Лискинская земля. (Опыт историко-топонимического обзора). - Воронеж, 1998.

7 Соколова В.К. Типы восточнославянских топонимических преданий // Славянский фольклор. - М., 1972. - С. 208.

8 Померанцева Э.В. Мифологические персонажи в русском фольклоре. - М., 1975. - С.14.

 



 
Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика