asdf
События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Дорогами тысячелетий - А.З. Винников, А.Т. Синюк ->Общество в каменном веке Воронеж

Общество в каменном веке
Дорогами тысячелетий - А.З. Винников, А.Т. Синюк

Для выяснения социального устройства древних обществ необходимо знать не только формы производства, но и другие, самые разные сферы жизнедеятельности человека. В связи с этим обратимся к еще одному интересному источнику — палеолитическим погребениям. Сначала попробуем представить себе, как они совершались.

...Лучи весеннего солнца только еще вступили в борьбу со сковавшим землю холодом приполярной зимы. Промерзший грунт не хочет поддаваться ударам мотыг и тяжелых деревянных кольев. Но руки людей неутомимы: к заходу солнца надо подготовить пристанище для покинувшего мир ребенка. Поочередно сменяя друг друга, несколько мужчин копают яму. Не так уж и редко смерть забирает детей у обитателей стойбища. Но это всегда воспринимается как большая потеря. Вот и опять не суждено стать мальчику отважным охотником или искусным мастером. Все стойбище готовится к исполнению скорбного обряда. Кто-то перетирает куски заготовленной впрок ярко-красной земли. Такая земля, подобно огню, своей очистительной силой облегчит ребенку переход в иной мир. Старейшины рода держат совет по поводу того, какие вещи будут сопровождать умершего. Женщины хлопочут у очагов над приготовлением поминальной пищи, а самые близкие родственники обряжают умершего в лучшие одежды.

Наконец один из старейшин, хранитель традиций и обрядов рода, отдает последние распоряжения. К овальной яме, дно которой уже успели посыпать порошком красной краски, подносят тело ребенка. На голове его круглая кожаная шапка с меховой опушкой, украшенная в несколько рядов просверленными зубами песца. Расшиты бусинками из бивня мамонта кожаные малица и короткий плащ, скрепленный у горла костяной застежкой. Столь же пышно расшиты штаны и даже унты на ногах ребенка. Умерший не должен возвращаться к живым и пугать их: его крепко-накрепко связали. Вот глухо ударил барабан.

Ему отозвался второй, третий... В ритмический хор ударников вплелся протяжный голос флейты. Люди стойбища в такт все убыстряющейся музыки исполняют ритуальный танец прощания с сородичем. Затем умершего в положении сидя устраивают в яме. Отныне она будет для ребенка не просто ямой, а жилищем. Только без входа. Поэтому яму нужно будет плотно прикрыть лопаткой большого мамонта, а сверху присыпать землей. А предварительно нужно еще положить сюда много вещей. Очень много. В другом мире тоже надо охотиться, обрабатывать шкуры, делать полезные вещи из кости и твердого камня. Обязательно пригодятся большое копье, мотыга, игла, ножи и резцы... А чтобы охота всегда была удачной, пусть рядом с мальчиком лежат маленькие мамонт и лошадь, сделанные из камня. И пусть знают в ином мире, что род мальчика не из слабых. В нем есть и отважные охотники, и искусные мастера, и мудрые старейшины. Об этом расскажут богатая одежда, много разных украшений, жезлы с резьбой по рукояти...

То, о чем мы сейчас рассказали, не плод фантазии. Разве что могло все происходить не ранней весной, а осенью, а сами действия, возможно, шли в несколько иной последовательности. Мы сделали попытку прокомментировать известные археологам факты из жизни людей древнекаменного века, хотя факты в некоторой степени обобщены. Но действительно, на стоянке Костенки 15 (Городцовской) было открыто захоронение сидящего связанного ребенка в овальной яме, перекрытой лопаткой мамонта и землей, а дно ямы было посыпано красной охрой. Действительно, на умершем реконструируется шапка по наличию рядов песцовых зубов, а в яме находились костяная лопаточка, игла с ушком, множество кремневых изделий. А на палеолитической стоянке Сунгирь во Владимирской области, исследованной известным советским археологом Отто Николаевичем Бадером, парное захоронение детей включало массу всевозможных вещей, среди которых были и те, о которых мы упомянули выше. Одежда детей хорошо реконструировалась по расположению рядов костяных нашивных бусин. Она представляла собой прототип одежды современных арктических народов. И, наконец, действительно археологам встречаются палеолитические музыкальные инструменты: флейты, ударники. Археологу С. Н. Бибикову, например, удалось обнаружить на Мезинской стоянке в Черниговской области целый «оркестр» инструментов из костей мамонта!

Всего же пока в пределах Русской равнины известно только пять достаточно хорошо сохранившихся погребений того времени, три из которых найдены в Костенках. Единичность таких находок и то обстоятельство, что все погребения располагались в пределах площади стоянок (а одно из них — на Костенках 2 — непосредственно примыкало к жилищу), оставляет пока открытым вопрос: а где и каким образом хоронили остальных членов коллектива? Надо добавить, что даже и пять найденных погребений отделены друг от друга, возможно, не одним тысячелетием! Можно лишь надеяться, что археологов еще ждет открытие мест палеолитических погребений. Нельзя исключать и тот факт, что в древние времена умерших оставляли на поверхности, а не закапывали, как это практиковалось у целого ряда народов в недалеком прошлом.

Как бы то ни было, выявленные погребения чрезвычайно интересны для изучения социального устройства древнего общества.

Прежде всего отметим, что то общество, где появляется обычай хоронить своих сородичей в сопровождении большого количества ценных предметов, не может являться слабо организованным. Каждый из таких предметов, будь то орудие производства или украшение, представляет собой овеществленный сгусток человеческого труда, умения и времени. Он представлял собой не только и не столько индивидуальную значимость, сколько общественную. Лишь крепко спаянный коллектив мог пойти на пожертвование части своего богатства, а следовательно, и благополучия. Проявляется глубокое осознание взаимосвязи между членами коллектива, потребность постоянного сохранения связи даже тогда, когда умерший член становился бесполезным в процессе производственной деятельности.

Возьмем на себя смелость предположить и следующее. Из пяти известных погребений два детских сопровождались вещами, что, допустим, можно отнести на счет издавна принятой заботы о загробной жизни детей. Но с вещами оказалось и одно погребение взрослого человека, а два других таких же — без них. Не является ли это отражением определенного социального различия между членами коллектива? Весьма показательно и то, что при богатом погребении детей на Сунгире находились роговые жезлы (жезл издавна и у всех народов символизирует социальный приоритет), а погребению мужчины на той же стоянке сопутствовал преднамеренно положенный череп женщины, смерть которой была обставлена, следовательно, совсем иными ритуалами. Видимо, различие погребальных обрядов можно рассматривать не только как отражение их зародышевого состояния, а наоборот, развитости их форм. В любом же случае позднепалеолитические погребения служат важным подтверждением существования родового строя, причем не в раннем своем проявлении.

А теперь попытаемся рассказать о духовной жизни людей той далекой эпохи. Какие источники могут поведать о ней?

...В руках у старого мастера с куском бивня мамонта происходило чудо. Точным движением резца мастер наносит последний штрих, и человеческая фигурка ложится к группе таких! же готовых изделий. В том, что фигурки женские, сомневаться не приходится: чуть наклоненная вперед головка, сознательно увеличенные пропорции груди, бедер, живота. Живот у некоторых настолько велик, что определенно указывает на состояние беременности. А это конкретизирует символ плодородия! Правда, лица у фигурок почему-то не проработаны. Возможно, в этом не было необходимости? Ведь дело не в индивидуальных признаках человека, а в обобщенном образе, в котором надо подчеркнуть главное. Сидящие кружком подростки с неослабевающим интересом следят за движениями мастера. Тот добродушно поглядывает на притихших зрителей. Он совсем не намерен держать при себе секреты мастерства. Он стар, очень стар и скоро перейдет в иной мир. Но и после его ухода другие должны уметь делать такие фигурки.

В их полезности старик не сомневается: они нужны каждой семье, чтобы рожали жены отважных охотников, чтобы не иссякал род людей. Пусть эти маленькие женщины оберегают каждый очаг. А для удачной охоты он вырежет фигурки мамонтов, медведей, носорогов. Если во время заклинаний их разбить, то и настоящие звери станут легкой добычей охотников стойбища...

Неторопливо текут мысли старика, а руки делают свое дело. Но вот кремневый резец дольше обычного задержался над оформлением головы фигурки и... раздались возгласы удивления: лицо фигурки стало оживать! Хорошо виден нос, глаза... А теперь и рот появился! Кажется, еще немного — и фигурка заговорит! С какой целью мастер подарил ей лицо, сказать трудно. Вряд ли он думал о том, что творение рук его переживет тысячелетия. Но это стало фактом.

В Костенках и Гагарино найдены прекрасные образцы первобытного искусства. Среди них — небольшие фигурки женщин (рис. 6), а также мамонтов и других животных из кости и мергеля (рис. 7, 1—4). Особенно много их на стоянке Костенки 1. Здесь же нашли и женскую статуэтку с хорошо переданными чертами лица, и головку львицы, проработанную до деталей. Такие находки говорят о способности древнего человека воспроизводить конкретные окружающие его образы как в условной, так и в реалистической манере. О достаточно развитом эстетическом уровне людей того времени свидетельствуют изделия с гравировкой и резьбой. На Костенках 21, например, было обнаружено изображение зверя (скорее всего дикой лошади), выгравированное на песчаниковой плитке (рис. 7, 5), и навершие костяного жезла с нарезками «в елочку» (рис. 7, 6). Много костяных изделий с резьбой на стоянках Костенки 1 и Костенки 14. На некоторых из предметов орнамент включает какую-то символику, то есть в условной, стилизованной манере передает смысловую информацию. Правда, ученым пока еще не удалось ее расшифровать.

Таким образом, древнейшие жители донской земли были хорошо знакомы с искусством мелкой пластики (скульптуры) и гравировки (резьбы). Но известно, что в позднем палеолите люди владели и живописью, изображая красками силуэты животных, сцены охоты, геометрические орнаменты. На Дону такого рода находок нет, но археологами убедительно доказано, что и здесь люди в своей деятельности использовали краски, причем четырех цветов: белую, черную, желтую и красную различных оттенков. Краски брали готовые, созданные самой природой, но умели и добывать их путем отжигания железистых конкреций и других минералов. Интересно, что при раскопках стоянки Костенки 21 было найдено ребро мамонта, окрашенное в красный и черный цвета. Орнаменты создавались также и на одеждах с помощью нашивных костяных бусинок и зубов животных. Не исключено, что людьми уже в то время применялась и татуировка для украшения лица и тела. Пока только на основании аналогий можно говорить о существовании у древних жителей Костенок таких форм искусства, как музыки и неизменного ее спутника — танца.

Палеолитические венеры

Палеолитические «Венеры»: 1 — Гагарино, 2 — Костенки.

Искусство палеолита

Искусство палеолита (Костенки): 1 —голова львицы, 2 — голова медведя, 3, 4 — фигурки мамонтов, 5 — изображение животного на гальке, 6 — роговой жезл.

В первобытном искусстве заложены представления людей об окружающем мире. Искусство служило важнейшей формой передачи из поколения в поколение знаний и навыков, средством общения между людьми. Вместе с тем первобытное искусство тесно переплетается с религиозными верованиями и обрядами. Так, костенковские женские статуэтки отражают культ женщины-прародительницы и хранительницы родового и семейного очага, что, судя по этнографическим сравнениям, было характерно для периода господства материнской родовой общины. Скульптурные изображения животных, преднамеренно разбитые, говорят о совершении магических обрядов и одновременно о существовании тотемистических представлений — вере в изначальное родство человека с каким-либо животным.

Духовный мир людей формировался на основе труда — предметной деятельности человека. И искусство, и религиозные представления не были изначальными, они возникли на определенном этапе развития человеческой истории. В позднем палеолите такие формы общественного сознания уже определились. Древнейшие обитатели Подонья миновали дорелигиозный период, что подтверждают и палеолитические статуэтки, и обрядовые признаки упоминавшихся нами погребений: сопровождение вещами (обряд сохранился до позднейших времен), использование красной краски (символ очищения), связывание умерших (бсязнь возвращения душ), придание им определенной позы и ориентировки (представления о месте пребывания душ), сооружение погребальных ям (прообраз реальных жилищ) и т. д. Названные обряды могли появиться лишь с возникновением представлений о душе и о существовании потустороннего, загробного мира. Не противоречит такому выводу и то, что погребения располагались на площади стоянок. Случаи захоронения сородичей в жилых сооружениях или близ них отмечались до недавнего прошлого у многих народов, имевших вполне сформировавшиеся религиозные верования. Жилища чаще всего потом покидались.

И, наконец, выясним, какой расовой принадлежности были древние костенковцы.

Они уже приобрели облик современного человека с преобладанием черт, характеризующих европеоидную расу. Но вот что интересно. В строении черепа одного из костенковских погребений учеными зафиксированы отдельные признаки негроидной расы, а у детей из Сунгиря — признаки монголоидности. Позволяет ли это предположить существование в то далекое время связей между людьми, уже разделившимися на расы и расселившимися на разных континентах вдали друг от друга? Думаем, что нет. Видимо, зародышевые признаки, ставшие затем характерными для разных рас, были вообще присущи формировавшемуся единому типу современного человека. Лишь с адаптацией к окружающей природно-климатической среде у людей произошел естественный отбор наиболее соответствующих природной специфике признаков, которые в комплексе стали отличать человеческие расы.

Мы попытались дать общее представление о палеолитической эпохе на Дону. За многие тысячелетия здесь оставили следы пребывания многие и разные человеческие коллективы, порой не связанные родством. Но общая тенденция — поступательное развитие человечества — улавливается хорошо. В целом палеолитическая эпоха, хотя и отражает еще замедленные темпы развития истории, но дает достаточные основания, чтобы оценить ее как важный этап, наполненный титанической борьбой за высвобождение человека из плена биологической стихийности.



 
Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика