asdf
События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Народная культура и проблемы ее изучения - Вып 7 ->Народная праздничная культура Воронежского края - Изготовление и уничтожение чучела Масленицы Воронеж

Народная праздничная культура Воронежского края - Изготовление и уничтожение чучела Масленицы
Народная культура и проблемы ее изучения - Вып 7

 

Как уже говорилось выше, в масленичном обрядовом комплексе завершающим этапом являлось проводы Масленицы, которые обычно происходят в прощеное воскресенье. Чаще всего изготовление и уничтожение (сжигание) антропоморфное чучело божества, которое олицетворяло зиму и смерть, осуществлялось только в последний день. Чучело в течение всей педели водили по деревне, а потом уничтожали разными способами: «В воскресенье делали из соломы и хвороста чучело, сажали на колесо, а потом сжигали» (с. Верхняя Хава, Верхнехавский р-н, ВГАИ КНМ № 452/39). Однако иногда ритуальный персонаж появлялся уже в начале педели: «В селе ставили чучело из соломы. Чучело стояло всю неделю, а потом сжигалось» (с. Сухой Донец, Богучарский район, ВГУ АКТЛФ, 1998). Главным материалом для изготовления чучела масленицы была солома. В с. Петровское Борисоглебского р-на чучело делали из двух зерновых снопов: из маленького снопа изготавливали голову, а из большого - туловище (ВГУ АКТЛФ, 2004), а в Репьевском р-не зафиксирован случай, когда Масленицу представлял только соломенный сноп. Кроме этого, чучело делали из веток, хвороста, старой одежды и тряпок, реже Масленицу лепили из снега.

В одних случаях Масленицу одевали в женскую одежду: «делали большое чучело из соломы и старой одежды, разукрашивали её, придавая вид женщины» (с. Русская Гвоздёвка, Рамонский р-н, ВГУ АКТЛФ, 1986); «бабу соломенную делали» (с. Чесменка, Бобровский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2001); «Масленицей было соломенное чучело, которое наряжали девушкой» (с. Хохол, Хохольский р-н, ВГУ АКТФ, 2001). В других вариантах на чучело Масленицы надевали мужскую одежду: «делали чучело из соломы, одевали его в мужские рубаху и штаны. Могли на голову надеть картуз» (с. Вознесеновка, Таловский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2002); «на крестовину надевают рубаху и брюки, набивают их соломой» (Хохольский район, с. Оськино, ВГУ АКТЛФ, 1990). В третьем случае Масленица предстает персонажем неопределенного пола и возраста: «Никто точно не знает, кто такой Масленица - женщина или мужчина, девочка или мальчик» (с. Петровское, Борисоглебский район, ВГУ АКТЛФ, 2004).

В разных селах существовали свои способы оформления масленичного чучела, которые, к тому же, могли меняться из года в год: «при-лепливали из лоскутов глаза, нос, рот, покрывали ее платочками, иногда даже надевали на него фуражку Ее всегда подпоясывали красным клочком» (с. Петровское, Борисоглебский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2004); «украшали разными тряпочками» (с. Каширское, Каширского р-на, ВГУ АКТЛФ, 2004); «на голову насыпали перья» (х. Донской, Верхнемамонский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2001); «вместо лица прилаживают горшок» (Хохольский район, с. Оськино, ВГУ АКТЛФ, 1990); «чучело было одето в куфайку и стояло с метлой» (с. Березовка, Аннинский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2001). Как правило, чучело было в человеческий рост, однако делали масленицу и меньших размеров: «ростом он был как ребёночек, вот такой вот приблизительно, метр» (с. Каширское, Каширского р-на, ВГУ АКТЛФ, 2004).

Другой способ персонификации Масленицы - маскирование человека: «Иногда на Масленицу вместо чучела наряжали человека, ставили на сани и катали» (с. Сухой Донец, Богучарский район, ВГУ АКТЛФ, 1998). Особая разновидность проводного ритуала связана с вождением ряженого персонажа. Наиболее распространенный тип ряженья на Масленицу в Воронежской крае - ряженье козой - встречается в юго-восточных, южных и западных районах области, населенных, в основном, переселенцами из Украины (черкасами) [Ворошилин, 1995, 41]. В с. Семеновка Калачеевского р-на на Масленицу молодежь гоняла козла. Накануне праздника выбирали «цыбатого» (высокого и худощавого) парня, надевала на него полотняную женскую рубаху, из соломы ему делали горб и рога. «Козел» ходил по улице с двухметровой хворостиной, а когда его узнавали издали и начинали дразнить, он гнался за обидчиком и старался его отхлестать [там же].

В с. Морозовка Калачеевского р-н «козла» делали так: кожух выворачивали овчиной наружу, надевали на мужика, подпоясывали его соломенной веревкой, приделывали рога и давали в руки палку [там же]. В с. Титаревка Кантемировского р-на на Масленицу вожаками козла были женщины: «к рогатулине прибивали поперечную палку, на нее вешали «бороду», одевали ево и украшали. Три женщины вели козла по улице и спевали:

Як пойду я у козла, у козла,

А за мною три посла, три посла...

За женщинами шел «хвост» из всех присоединившихся к "послам"»

(ВГУ АКТЛФ, 1997).

Коза, как самое плодовитое животное, присутствует в календарных обрядах, связанных с аграрной магией. Шествие с козой накануне встречи весны и будущего сева должно было стимулировать плодородие, возможно, благополучие и самим жителям села: «Козе приписывали силу вызывать плодородие почвы в тех местах, по которым ее проводили» [Пропп, 1963, 59]. Как известно, в силу своей плодовитости коза была одним из самых распространенных тотемных животных. Тот факт, что козла вели три женщины может объясняться существованием взаимосвязи в традиционных представлениях женщины и Ма-тери-сырой земли [Пухова, 2005, 28]. Святочные и масленичные обходы с ряженой козой наиболее распространены у украинцев и белорусов, в меньшей степени - у русских [Белова, 2002, 230].

Если чучело изготавливали заранее, в первые дни масленичной недели, то его устанавливали на снежном коме: «делали ее во дворах или около дворов. Чучело делал себе каждый» (с. Березовка, Аннинский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2001). В Прощеный день «чучело Масленицы надевали на шест и носили по селу. Проводы Масленицы заканчивались похоронами Масленицы - чучело сжигали» (с. Русская Гвоздёвка, Ра-монский р-н, ВГУ АКТЛФ, 1986) или «ездили по селу и эту чучелу возили. А потом ее разбирали» (с. Чесменка, ВГУ АКТЛФ 2001). Такие действия имели глубокий символический смысл: провожая Масленицу, люди изгоняли злое и враждебное природе и человеку - зиму и смерть. В качестве средств изгнания использовались шум, крики, смех, которые символизировали жизнь и возрождение [Шангина, 2003, 73]. В некоторых местах на проводах чучело забрасывали яйцами: «Мужики ведут Масленицу, а сзади ее закидывают яйцами. Под конец гулянья ее сжигают, или выкидывают» (с. Оськино, Хохольский район, ВГУ АКТЛФ 1990). Это действие также является обрядовым способом уничтожения смерти, поскольку яйцо в народном мировоззрении символизирует средоточие жизненной силы, возрождения и плодовитости [Виноградова, 2002, 498].

В с. Краснолипье Репьёвского района бытовал такой интересный обычай: «Ходили с чучелом - «её раструсивали», потом сжигали. В сноп с сеном зарывали парня и привязывали вместе с Масленицей «с вяслом» и поджигали. Он выпрыгивал из огня» (ВГАИ КНМ № 565/14). Обрядовое значение этого действия, видимо, связано с очистительными функциями календарного костра и огня вообще: пребывание около костра и соприкосновение с огнем, по народным представлениям, обеспечивало человеку здоровье на весь предстоящий год [Агапкина, 2002б, 253]. Вообще разжигание огня на Масленицу - повсеместно распространенный обычай: «жгли костры на Прощеный день и бросали туда вещи старые (с. Артюшкино, Аннинский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2002), «делали помазки и жгли» (с. Никольское-2, Воробьев-ский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2001/5), «жгли факелы - тряпки из конопей (конопли)» (с. Никольское-2, Воробьевский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2001/5. Костер в данном случае выступал солярным символом, который должен был способствовать скорейшему пробуждению природы [Шангина, 2003, 72]. Кроме этого, как в обряде возжигания костра исследователи видят поминальные мотивы: так живые люди символически приглашали своих умерших предков к обильному ужину накануне поста [Зеленин, 1991, 406].

Таким образом, в Воронежском крае зафиксированы все основные элементы южнорусского масленичного праздничного комплекса: катание на санях и с гор, кулачные бои, качание на качелях, подвижные и силовые игры и забавы, зажигание костров, вождение ряженого персонажа, изготовление и уничтожение чучела Масленицы. Все эти элементы имеют три главные функции: обрядовую, коммуникативную и развлекательную. Наиболее сложен комплекс обрядовых действий. В нем выделяются поминальные, семейно-брачные и земледельческо-скотоводческие продуцирующие мотивы, в основе которых лежат древнейшие магические представления. Согласно им масленичная неделя была переходным временем, когда с помощью ритуалов можно было повлиять на благополучие семьи и социума, плодородие земли и скота и других жизненно важных задач крестьянской жизни. На этнографических свидетельствах можно проследить тенденцию к постепенной утрате обрядового смысла праздничных действий и усиление в них развлекательной функции, что характерно для всех регионов России.

 

Литература

- Агапкина Т. А. О некоторых магических действиях в масленичной обрядности славян // Фольклор и этнографическая действительность. -СПб.: «Наука», 1992. - С. 48-53.

- Агапкина Т. А. Качели // Славянская мифология: Энциклопедический словарь. Изд. 2-е - М.: Междунар. отношения, 2002. - 222-223.

- Агапкина Т. А. Костер // Славянская мифология... - М.: Междунар. отношения, 2002. - 251-253.

- Агапкина Т. А. Мифопоэтические основы славянского народного календаря. Весенне-летний цикл. - М.: Индрик, 2002.

- Белова О. В. Коза // Славянская мифология. - М.: Междунар. отношения, 2002. - С. 230-232.

- Бернштам Т. А. Молодежь в обрядовой жизни общины XIX - начала XX века. - Л., 1988.

- Бернштам Т. А. Русская народная культура Поморья в XIX - начале XX века. Этнографические очерки. - Л., 1983.

- Виноградова Л. Н. Яйцо // Славянская мифология... - М.: Междунар.

отношения, 2002. - С. 498-499.

- Ворошилин В. А. Ряжение в Воронежской области // Живая старина.

- 1995. - № 2. - С. 41.

- Горбунов Б. В. Воинская состязательно-игровая традиция в народной культуре русских: Историко-этнографическое исследование / Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН. - М., 1999.

- Громыко М. М. Духовная культура русского крестьянства // Очерки русской культуры XVIII века. - М., 1990. - Ч. 4.

- Дикарев М. Народний калэндар Валуйського повпу (Бориавсько! волости) у Ворошжчшп // Матер1яли до украГнсько-русько! ентольогп.

- Льв1в, 1905. - Т. 6.

- Зеленин Д. К. Восточнославянская этнография. - М., 1991.

- Зимина Т. А. Зимние игры // Русские дети: Основы народной педагогики. Иллюстрированная энциклопедия / Авт. Д. А. Баранов, О. Г. Баранова, Т. А. Зимина и др. - СПб.: Искусство-СПБ, 2006. - С. 117-123.

- Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области / Сост. Т.Ф.Пухова, Г. П. Христова. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005.

- Ивлева Л. Ряженье в русской традиционной культуре. - СПб, 1994.

- Маслова Г. С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX - начала XX века. - М., 1984.

- Махрачева Т. В. Южно-русский календарь: Масленица // Живая старина. - 2006. - № 4. - С. 17-19.

- Морозов И. А. Бег // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого. - М., 1998. - Т. 1. - С. 145-146.

- Морозов И. А. Игры народные // Славянские древности: Этнолингвистический словарь / Под ред. Н. И. Толстого. - М., 1998. - Т. 2. - С.

380-386.

- Морозов И. А., Слепцова И. С. Праздничная культура Вологодского края. Ч. 1: Святки и Масленица. - (Российский этнограф. - 1993. - №

8).

- Пашина О. А. Календарно-песенный цикл у восточных славян. - М.:

ГИИ, 1998.

- Покровский Е. А. Детские игры, преимущественно взрослые (В связи с историей, этнографией, педагогикой и гигиеной). - 2-е изд., испр. и доп. - СПб.:, 1994. - (Репринт с изд. 1895).

- Пропп В. Я. Русские аграрные праздники: опыт историко-этнографического исследования. - Л., 1963.

- Пухова Т. Ф. Традиции ряжения в воронежской области (по записям фольклорных экспедиций 1990 - 2004 годов) // Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области / Сост. Пухова Т. Ф., Христова Г. П. - Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. - С. 22-31.

- Русские дети: Основы народной педагогики. Иллюстрированная энциклопедия / Авт. Д. А. Баранов, О. Г. Баранова, Т. А. Зимина и др. -СПб.: Искусство-СПБ, 2006.

- Соколова В. К. Весенне-летние календарные обряды русских, украинцев, белорусов: XIX - начало XX вв. - М., 1979.

- Христова Г. П., Ревнева С. Н. Календарные праздники и обряды Воронежской области // Календарные обряды и обрядовая поэзия Воронежской области ... - Воронеж: Изд-во ВГУ, 2005. - С. 5-21.

- Чичеров В. И. Зимний период русского земледельческого календаря XVI -XIX вв. (Очерки по истории народных верований) // Труды Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР. - 1957. - Т. XL.

- Фомин Г. И. Кулачные бои в Воронежской губернии // Грунтовский А. В. Потехи страшные и смешные. - СПб: Русская земля, 2002. - С.

337-349.

- Шангина И. И. Русский народ. Будни и праздники: Энциклопедия. -СПб.: Азбука-классика, 2003.

 

В. Ю. Колчев (Москва)



 
Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика