asdf
События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Народная культура и проблемы ее изучения - Вып 7 ->Народная праздничная культура Воронежского края - Кулачные бои Воронеж

Народная праздничная культура Воронежского края - Кулачные бои
Народная культура и проблемы ее изучения - Вып 7

 

Кулачные бои (кулачки) - состязания в рукопашном противоборстве «для забавы, из молодечества» при соблюдении определенных правил - занимали центральное место среди забав масленичной недели [Махрачева, 2006, 18]. По всей территории расселения восточных славян кулачные бои, кроме Масленицы, устраивались на Николу зимнего, Рождество, Крещение, Сретенье, Пасху, Фомину неделю, Семик, Троицу, Русальную неделю, Ивана Купалу, Петров день [Горбунов, 1994, 72]. Однако именно разгульный характер Масленицы давал возможность мужской части деревни показать перед всеми свою удаль и молодечество. Во многих селах бились всю Масленицу, но самые серьезные бои начинались с четверга, когда мужики «задирались» (с. Подгорное Новохоперского р-на, ВГАИ КНМ № 90/15), входили в раж, после чего до Прощеного воскресенья «на кулаки ходили» (с. Краснофлотское Петропавловского р-на, ВГУ АКТЛФ 2003).

Уникальные данные об этом виде масленичных забав в нашем регионе содержатся в статье Г. И. Фомина «Кулачные бои в Воронежской губернии» (1925 г.). По его наблюдениям в середине 1920-х годов «по Воронежской губернии кулачные бои устраиваются, главным образом, в селах с великорусским населением. Малороссы редко дерутся в кулачных боях» [Фомин, 2002, 340]. На территории России были распространены традиционные способы ведения боя: один на один, стенка на стенку и сцеплялка-свалка. В стеношных боях команды составлялись по признаку территориальной общности (двор на двор, улица на улицу, порядок на порядок, один конец одного большого села протии другого, село на село, один церковный приход на другой, одно большое село против нескольких мелких) или социальной общности («монастырские» крестьяне против помещичьих и т. д.) участников. Устраивались кулачные бои на открытых площадках, которые могли вместить участников и зрителей: улицы, площади, перекрестки, пустыри, поля, овраги, ледяные покровы водоемов [Горбунов, 1994, 67]. В Воронежском крае зафиксированы следующие варианты противостояния по территориальному признаку: село на село, деревня на деревню, порядок на порядок, улица на улицу, слободские с городскими.

Кулачные бои готовились заранее: команды сообща выбирали место для битвы, договаривались о правилах игры, например, «бить не со зла, ребра не ломать, не по животу, не по печёнкам, а в грудь или лицо» (с. Костенки, Хохольский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2002). В с. Каширское Каширского р-на часто вообще бились «не до крови, а в удовольствие» (ВГУ АКТЛФ, 2004). Однако обычным правилом был бой до первой крови. Так, в с. Вязовка Таловского р-на дрались только до первой крови. Бойцу могли выбить зубы, но до убийств дело не доходило (ВГУ АКТЛФ, 2002). По другому известному правилу нельзя было бить лежачего («на лежок»): «Бились тогда до крови. Но человек, ежели падал наземь, то его не били» (с. Каширское, Каширского р-н, ВГУ АКТЛФ 2004). «Кто упал на землю - трогать было нельзя... Ну, любовная драка была. Потом не серчали, не злились друг на друга, ну как игра» (с. Никольское-2, Воробьевский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2001/5). Если же в азарте сражения бойцы намеревались и дальше бить лежачего человека или легко раненого, то его могла спасти женщина, которая просто подбегала и закрывала его своим телом: «какова ударили, кровь тякеть, женщины подойдут» (с. Бабинка, Аннинский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2002).

Однако правила могли варьироваться в зависимости от настроения и нрава жителей той или иной деревни. В том же с. Никольское-2 Во-робьевского р-на, «людей сильно били» (ВГУ АКТЛФ 2001/5). В с. Новомеловатка Калачеевский района «так бились, что через некоторое время некоторых уносили на кладбище (ВГУ АКТЛФ, 2002). В боях между двумя селами Эртильского р-на - Александровкой и Копыль-ским - «до смерти убивались» (ВГУ АКТЛФ, 2005). «Ох, кулачки, милая моя, какие были! Некоторых до смерти убивали. Кулачки были страшные!» (ВГУ АКТЛФ 2005). «Если в результате боя бывает даже одно или два убийства, то эти случаи входят, так сказать, в летопись данного села и особенно укрепляют славу его кулачных боев» [Фомин, 2002, 347].

Обычно кулачники бились в подбитых овчинной рукавицах из сыромятной кожи, в руку запрещалось вкладывать какие-либо тяжелые предметы. Однако и здесь не обходилось без хитростей и отступления от правил. В с. Орехово Касторенского р-на Курской области (до 1923 г. Землянского уезда Воронежской губернии) «многие старались намочить рукавицы водой, а затем заморозить. Такой перчаткой выбивали зубы и иным наносили телесные повреждения» (ВГУ АКТЛФ, 2005). Бойцам с. Александровка Эртильского р-на «в руку разрешалось что-нибудь брать, только чтоб никто не видел и не узнал» (ВГУ АКТЛФ, 2005). Применяли свинчатки, изготавливаемые следующим образом: «У коров есть бычинки или «шашки» по-нашему. Это в ноге коровы, они пустые. Корову, когда зарезают, из этого холодец варят. Ну вот, она пустая, туда наливали свинец. Она тяжелая становится. Ее в руки зажмут и на кулачках с этим дерутся. Кулак тяжелый делается» (с. Вязовка, Таловский р-н, ВГУ АКТЛФ, 2002).

В с. Абрамовка Таловского р-на, когда парни и мужики шли на бой, старики их подзадоривали: «Старых стариков променяли на быков, а старых старух променяли на телух» (ВГУ АКТЛФ, 2002). В боях принимали участие и дети, и глубокие старики, «среди которых можно встретить таких, которые чуть не триста шестьдесят пять дней в году проводят уже на печи» [Фомин, 2002, 340]. Обычно бой начинали подростки не младше 10 лет, а потом вступали взрослые. Яркое описание начала кулачного состязания прихожан Успенского прихода и Никольского приходов записано в с. Урыв Острогожского района. (Данное свидетельство относится к Рождеству, но известно, что и на Масленицу эти приходы сходились в кулачках в том же порядке): «Подзывали они своего парнишку побойчее и подзадоривали его, что ему, мол, слабо подойти вот к тому крепышу из другого прихода и сунуть ему кулак в лицо. Паренек смелел, храбрился, потом подходил к крепышу и, не говоря худого слова, «всыпал» ему кулаком в ухо. Тут же за него вступали взрослые покровцы, в защиту своего смельчака выступали стеной успенцы, и вот уже между противоборствующими силами вспыхивала рукопашная битва» (с. Урыв, Острогожский район, ВГУ АКТЛФ, 2002).

Иногда бой заканчивали два самых сильных кулачника с обеих сторон. С ними перед дракой заключали договор: драться они должны были обязательно трезвыми, а победителю ставили водки, «чтоб на всю Масленицу хватило» (с. Ярки, Новохоперский р-н (ВГУ АКТЛФ, 2005). Массовые бои обычно прекращались с началом колокольного звона (с. Старая Тойда, Аннинский р-н, ВГУ АКТЛФ, 1996) или их прерывал какой-либо всеми уважаемый человек. Так, в с. Березовка Аннинского р-на бойцов разнимал один крепкий парень, которого специально оставляли перед боем (ВГУ АКТЛФ, 2001), в с. Полубяновка Каширского р-на за боями следил священник, который и объявлял его окончание: «Всё, хватя!». После этого все собирались у колодца и гуляли (ВГУ АКТЛФ, 2004).

Уникальными данными являются сохранившиеся в народной памяти имена некоторых известных кулачных бойцов Воронежского края: Максим Буравок в с. Ярки Новохоперского р-на, Василий Перелыгин в с. Рождественская Хава, Степан Попов в пос. Придача под Воронежем. Еще один уникальный факт приводит Г. И. Фомин. Он упоминает кулачные бои, которые в 1925 году продолжались всю неделю на Масленицу в селе Давыдовка, где давыдовцы бились против пяти соседних сел, Самым удивительным является то, что противники выступали друг против друга со знаменами - факт, не имеющий аналогов в других регионах России. Кроме этого, Г. И. Фомин зафиксировал свидетельства о существовании ранее в с. Плотава Острогожского р-на «ду-бинников» - палочных боев. В старину «имели довольно широкое распространение, но ввиду того, что эти бои были особенно жестоки, они постепенно прекратили свое существование» [Фомин, 2002, 341].

Интересными являются сведения о применении методов народной медицины при лечении ушибов, полученных во время кулачных боев: «Кулаки свербять. А дальше потом блины приворачивают - как синяки набьют ими лечились горячими» (с. Синявки Таловского р-на, ВГУ АКТЛФ, 2002). «Коли побьют, ржаную солому мочили, на печку клали и отмачивали» (с. Никольское-2 Воробьевского р-на, ВГУ АКТЛФ, 2001). Интересно, что кулачные бои, помимо травм, могли иметь и своеобразные терапевтический эффект. Так, в с. Солонцы Воробьевского р-на участники кулачных боев рассказывали: «Если мне кто бока хорошо помнёт, я тогда сплю хорошо, а когда я изобью, тогда всю ночь мучаюсь да ворочаюсь» (ВГУ АКТЛФ, 2001/4).

Какова же была роль кулачных боев в масленичной обрядовости? Это была из главных ритуализированных форм досуга, целями которого были не только удовольствие и потеха, а обеспечение хорошего урожая в предстоящий земледельческий сезон. По многочисленным этнографическим свидетельствам победа той или иной стороны обеспечивала хороший урожай летом [Горбунов, 1992, 192]. В кулачных боях видят отголоски мужских воинских союзов с некоторыми архаичными формами ритуального военного/борцовского - поведения в мирной бытовой ситуации [Бернштам, 1988, 93-95]. Случаи бытования борьбы вместо кулачек в воронежских материалах есть. Например, в с. Петровском Борисоглебского района «кулачные бои не устраивались, а была борьба. Два мужика - они боролись на поясах. Пояса такие, полотенца завязывают, раздеваются до пояса, галифе у них были и яловые сапоги. Они начинают бороться. Один другого свалит, тот пока поднимется, этот его уже натузил. И руки почему-то надо было завязать своим поясом» (ВГУ АКТЛФ, 2004).

Однако в кулачных боях и борьбе участвовали не только мужчины всех возрастов и мальчики, начиная с 10 лет. Нередко между собой бились и женщины: «На кулачки бились на мосту. И бабы закатывали рукава» (с. Першино, Нижнедевицкий р-н, ВГУ АКТЛФ, 2006), то фиксируется и в других регионах. Например, а в Нижегородской губернии на Масленицу дрались партии баб, чтобы лен родился [Горбунов, 1992, 193-194].

Кроме этого, исследователи отмечают еще одну важную обрядовую функцию кулачных боев, реализуемую на Масленицу - поминовение умерших предков [Зеленин, 1991, 378; Пропп, 1963, 165; Соколова, 1979, 213]. Известный этнограф Д. К. Зеленин но этому поводу писал: «Мы считаем кулачные бои отголоском древней тризны, которая принимала форму состязаний у могилы умершего («дратися по мертвецы»)» [Зеленин, 1991, 378]. С этой точки зрения кулачные бои были направлены на противодействие губительному действию смертоносной силы и вместе с тем на обеспечение помощи умершего живым [Маслова, 1984, 100].

 

В. Ю. Колчев (Москва)



 
Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика