События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Легенды и истории ->Дивьи пещеры и скалы.(Из книги Степкина В.В. Легенды донских пещер. Фольклор. Этнография. История. – Воронеж, 2012)


Дивьи пещеры и скалы.(Из книги Степкина В.В. Легенды донских пещер. Фольклор. Этнография. История. – Воронеж, 2012)

Дивьи пещеры и скалы.(Из книги Степкина В.В. Легенды донских пещер. Фольклор. Этнография. История. – Воронеж, 2012)

«…видели столпы каменные белые,

дивно и красиво стоят они рядом,

<…>над рекою над Сосною».

(Хождение митрополита Пимена в Царьград,

в лето 1389 г.)

 

Многим жителям нашего края хорошо известно название небольшого ландшафтного участка на востоке Среднерусской возвышенности со сказочным именем Дивногорье. Так и веет легендой про диво-дивное, про чудо-чудное. Да, здесь есть чему удивиться: причудливые останцы-дивы, реликтовые растения,загадочные пещеры…

По всей вероятности, первый, кто упомянул в литературе о меловых останцах-дивах в этом районе, был Клавдий Птолемей, живший во II в., называя их алтарями Цезаря и Александра Македонского.

В XIV веке эти места красочно описал спутник митрополита Пимена, направлявшегося летом 1389 г. из Москвы в Константинополь: «Оттуда приплыли к Тихой Сосне и видели столпы каменные белые, дивно и красиво стоят они рядом, маленькие стога, белы и очень светлы, над рекою над Сосною».

Дивно стоят «столпы каменные» - отсюда и название Дивногорье. Так гласит одно из объяснений названия местности. В русском языке диво - это «то, что вызывает удивление, чудо».«Термин «диво» - не редкость в географических названиях: <…> Дивные горы и г. Дивногорск на Енисее, с. Дивная Гора в Ярославской области, Дивногорская пещера в Восточном Саяне и др.».

Меловые дивы у х. Дивногорье осматривал в конце XIX в. писатель, любитель донской старины Е.Л. Марков. В его душе родилась интересная ассоциация. «Слово дивы, девы, dives, тесно сродное с deus, - во многих арийских языках имело приблизительно одно и то же общее значение», связанное с названием божеств или мифических существ. На взгляд Маркова, примечательно и то, что местное население называло окрестности меловых столбов не Дивные горы, от слова диво, а Дивьи, от слова див, див?. И сами меловые столбы не д?вы, а див?.

Север Пермской области. Один из западных отрогов Уральского хребта. Гряда невысоких гор, покрытых лесом. У камня Дивьего из известняковой стены вытекает подземная река. Туристов привлекают эти края … Дивья пещера! Суммарная длина ходов подземелья составляет около 3188 м.

Дивьи горы, Дивья пещера, Дивьев камень … Какие же мифические существа, если развивать предположения Е.Л. Маркова, могли послужить основой для названия подобного рода объектов?

Издревле на Руси существовали многочисленные легенды и предания о так называемых дивьих людях, которые обитают под землей. Так, например, в «Повести временных лет» под годом 1096 (6604) есть следующая запись: «Теперь же хочу поведать, о чем слышал 4 года назад и что рассказал мне Гюрята Рогович новгородец, говоря так: «Послал я отрока своего в Печору, к людям, которые дань дают Новгороду. И пришел отрок мой к ним, а оттуда пошел в землю Югорскую [Северный Урал]. Юрга же сказала отроку моему: «Дивное мы нашли чудо, о котором не слыхали раньше, а началось это еще три года назад; есть горы, заходят они к заливу морскому, высота у них как до неба, и в горах тех стоит клик великий и говор, и секут гору, стремясь высечься из нее; и в горе той просечено оконце малое, и оттуда говорят, но не понять языка их, но показывают на железо и машут руками, прося железа; и если кто даст им нож ли или секиру, они взамен дают меха. Путь же до тех гор непроходим из - за пропастей, снега и леса, потому и не всегда доходим до них; идет он и дальше на север». Я же сказал Гюряте: «Это люди, заключенные [в горах] Александром, царем Македонским».

В собрании русских народных сказок А. Н. Афанасьева отмечается название народов, заключенных в горах Александром Македонским, как дивьих.

Представление о дивьем народе, обитающем в пещерах, восходит к глубокой древности. Возможно, совсем не случайно в его названии слышится корень арийских слов. Это представление в народном сознании удивительно трансформировалось на протяжении десятков и сотен лет. На него накладывались события и явления разных эпох. И если в XI в. судьба дивьих людей ассоциировалась с деятельностью Александра Македонского, то в ХХ в. - с деятельностью большевиков. Дивьи люди начинают удивительно напоминать старцев скрытых подземных монастырей.

В 1927 г. А. Онучковым была сделана в Свердловске следующая запись: «Дивьи люди живут в Уральских горах. Выходы в мир имеют через пещеры. В заводе Каслях по Луньевской железнодорожной ветке они выходят из гор и ходят между людьми, но люди их не видят. Культура у них величайшая, и свет у них в горах не хуже солнца. Дивьи люди небольшого роста, очень красивы и с приятным голосом, но слышать их могут только избранные.

Они предвещают людям разные события, рассказывают, что в селах Белослудском, Зайковском и Строгановке в полночь слышится звон. Слышали его только люди хорошей жизни, с чистой совестью. Такие люди слышат звон и идут на площадь к церкви. Приходит старик из дивьих людей и рассказывает о событиях, и предсказывает, что будет. Если приходит на площадь недостойный человек, он ничего не видит и не слышит.Мужики в тех местах знают все, что скрывается большевиками».

В 1926 г. на Урале был записан рассказ «о старике из дивьих людей». Он растолковывает едущему на съезд коммунисту знамения грядущих бед: увиденные на дороге мешок с зерном, «кадь, полную крови», и гроб. Коммунист повстречал старичка по дороге.

«Путь-дорога», — говорит коммунист. «Довези меня», — просит старик. «Нет, — отвечает коммунист, — не могу посадить, лошадь устала». - «Все-таки ты меня посади, — говорит старик, — скорее доедешь». Коммунист посадил старика. <...> Едут, старик и спрашивает: «Ты не видал ли что дорогой?» — «Видел», — говорит партиец и рассказывает, что видел. «Это знамения вам. <...> Мешок с хлебом предвещает большой урожай. Кадь с кровью — страшную, кровавую войну на полсвета, в крови плавать будете. Но хлеб тогда еще будет. А будет еще хуже: это гроб — голод, а люди будут так умирать, что некому будет и хоронить друг друга. Гроб <…> ближе по дороге, чем кадь от мешка, — это мор от войны ближе по времени, чем война от урожайного года». Приехали в город, на Пушкинскую улицу в чрезвычайку, и коммунист посадил старика пока что в чижовку, а когда его хотели допросить, он исчез». Слышатся отзвуки китежских сказаний…

Легенды о дивьем народе на огромных просторах Руси могли застыть в названиях скал, пещер…Дивья пещера Урала. Уж больно далека от наших Дивьих гор!? Но есть не менее интересные параллели. Всем хорошо известен знаменитый донской град Азов. Он одно время даже был столицей донского казачества. На среднем Урале (в 70 км ю-з от Екатеренбурга, высота 564 м.) есть знаменитая Азов-гора, описанная в сказах П.П.Бажова. «Гора покрыта лесом; на вершине большой камень, с которого хорошо видны окрестности (километров на 25-30). В горе есть пещера с обвалившимся входом».Согласно сказу-легенде, здесь когда-то давно жили старые люди. «Были они не русськи и не татара, а какой веры-обычая и как прозывались, про то никто не знает. По лесам жили». У них «самоглавная пещера в Азов-горе была. Огромнейшая – под всю гору шла».

Сохранились легенды и о многочисленных кладах Азов-горы. Интересно, что «во всех вариантах сказов о здешних кладах неизменно фигурирует девка Азовка – без имени и указания ее национальности, лишь с неопределенным намеком - «из не наших людей». В одних сказах она изображается страшилищем огромного роста и непомерной силы. Сторожит она клады очень ревностно: «Лучше собаки хорошей, и почуткая страсть – никого близко не подпустит». В других сказках девка Азовка – то жена атамана, то заложница, прикованная цепями, то слуга тайной силы».

В горнорабочем фольклоре XIX в. образ девки Азовки имеет разные варианты: Хозяйка Медной горы или Малахитница, Каменная девка (баба), Золотая баба… В бажовсих сказах девка Азовка выглядит идеализированной Горной владычицей. «Действительный образ Хозяйки совсем иной. Так, хозяйки гор, какими их представляют различные народности Алтая, описываются обычно в виде рыжеволосых женщин или девушек, преследующих мужчин. Хозяйка горы неожиданно предстает перед своим избранником в обнаженном виде и требует любви. От обычных женщин ее отличают неправдоподобно большие груди…».

Хватает на Руси не только Дивьих и Дивных гор, но и Девичьих. Может быть, это отголоски «Девичьего царства» сарматов (савроматов). Академик Б.А.Рыбаков отмечает: «К рубежу нашей эры сарматы свирепствовали на всем тысячеверстном пространстве причерноморских степей. Возможно, что сарматские набеги и увод в плен земледельческого населения стимулировались Римской империей, которая в своем широчайшем завоевательном размахе (от Шотландии до Месопотамии) нуждалась в огромных контингентах рабов для самых разнообразных целей - от пахарей до гребцов во флоте.

«Женоуправляемые» сарматы, прозванные так из-за сильных пережитков матриархата у сарматской знати, тоже оставили свой след в славянском фольклоре, как и киммерийцы: в волшебных сказках сохранились повествования о Змеихе, о змеиных женах и сестрах, о Бабе Яге, жившей не в лесной избушке на курьих ножках, а в подземелье близ моря, в знойной приморской стране враждебного «Девичьего царства», где отрубленные «русские головушки торчат на тычинушках».

Пережитки матриархата у сарматов воспринимались в древности в контексте легендарного происхождения этого народа от жен-воительниц амазонок. Геродот, в своей Истории (IV 110-117) так описывает интересную легенду о рождении нового этноса. Эллины победили амазонок в битве при Фемодонте в Сирии и взяли их в плен столько, сколько можно было увезти на трех кораблях. Те перебили мужей-охранников, напав на них в море. Поскольку амазонки не умели управлять кораблями, то их носило по берегам Меотийского озера (Азовского моря), пока они не пристали к скифским землям. Скифы, думая, что это мужчины юного возраста, вступили с ними в битву. Когда скифы завладели их трупами, то узнали, что это женщины. Они, посоветовавшись, решили не убивать оставшихся, но послать к ним самых молодых своих мужчин…

Так рождался, согласно легенде, новый этнос, расселившийся к востоку от Дона - Танаиса. Ведя происхождение от женщин-воительниц – амазонок, сарматские женщины одевались, как и мужчины, ездили верхом на охоту и на войну. Воинственность сарматских женщин выражалась, между прочим, в том, что девушка выходила замуж не прежде, как убив хоть одного неприятеля.

Минули тысячелетия, но представления об амазонках продолжают жить среди донских жителей. Иеромонаху Дивногорского монастыря Дионисию (Тарасову) жители с. Старотолучеево говорили, показывая на противоположный берег р. Дон (район Рыжкиной балки), что там когда-то обитали амазонки.

Вновь возвращаясь к топониму «Азов», интересно отметить, что легендарный норвежский исследователь Тур Хейердал в последние годы жизни вел археологические раскопки на азовской земле. Он «высказал гипотезу, что здесь, на левом берегу Дона, на месте Азова мог располагаться город скандинавских богов асов – Асгард.

Исландская «Сага об Инглингах», записанная в XIII в. ученым Снорри Стурлосоном, помещает исконную родину первых скандинавских правителей на границе Европы и Азии, у восточного берега Танаиса (Дона). Скандинавская королевская фамилия возводит свое происхождение к легендарным предкам и вождю богов асов – Одину. Один правил в I веке до Р. Х. и имел, по-видимому, реальный прообраз.

Исландские хроники свидетельствуют, что скандинавские племена асов и ванов, вытесненные с юга римлянами, прибыли на Дон. Здесь, на левобережье устья Дона, был возведен город – столица асов Асгард. Преследуемый римлянами вождь Один с частью асов покинул Асгард и ушел в Центральную Европу, где был канонизирован и превратился в бога германцев».

Тур Хейердал писал: «Историк XIII века Снорри сообщает, что на берегу реки Танаис живут люди, называемые «асы», и у них есть храм «хоф». Один как раз и есть вождь асов. Я посмотрел на карту и увидел на левом берегу Дона город Азов. Выстроилась цепочка Ас-хоф (храм асов) – Азов».

Не будем спешить признавать гипотезу Хейердала о прародине норвежцев в Приазовье в качестве достоверной интерпретации исторического прошлого. Так, по мнению Е.А. Мельниковой, мы имеем дело со становлением очередного исторического мифа.Что же касается упомянутых Хейердалом асов, то они действительно кочевали на указанной территории и хорошо известны в русских летописях, где они упоминаются так же, как и ясы, являясь одним из сарматских племен.

Один из первых исследователей Дивногорских пещер у Маяцкого городища, известный археолог А.А. Спицин, писал: «Ничего не препятствует признать Маяцкие пещеры предположительно Аланскими, как и др. донские, а с ними и донецкие». В Маяцком городище Спицин видел «остатки монастыря с церковью», созданного аланами. Он также замечает, что «население Дона и Донца есть иранское племя, которое в разное время носило название сарматов, алан, роксолан, ясов». Конечно же, в настоящее время мы не можем быть столь категоричными, как А.А. Спицин. Отнесение пещер в районе Маяцкого городища к аланским требует материальных подтверждений. Но что не вызывает сомнений, так это факт проживания аланских племен в районе Маяцкого городища и наличие здесь в то время меловых останцов - див.

Еще один интересный факт относится к малоизвестной странице истории Дивногорского монастыря, связанной с переселением на старое городище в Курской губернии, «что словет Девичий монастырь».

Дивногорский монастырь в силу своего географического положения часто страдал от нашествия крымских татар. Это привело к тому, что «в 1671 году часть братии не выдержала беспокойной жизни и бежала из монастыря. Они удалились к западу от Дона, в пределы нынешней Курской губернии, в местность, лежащую между новопостроенными тогда городами Суджею и Миропольем. Здесь над рекою Пслом, на старом городище, «что словет Девичий монастырь», они построили новый монастырь и церковь во имя Николая Чудотворца. Таких выходцев из «Див-монастыря» было пять: иеромонахи Феодосий, Лаврентий, Кесарий, Памва да старец Никодим. Но не вся братия ослабела в борьбе с опасностями, <…> оставшихся в «Див-монастыре» было 10 человек, кроме бельцов. Во главе оставшихся стоял игумен Тихон», сменивший второго игумена монастыря Андроника».Переселившиеся на новое место монахи основали здесь Белогорскую Николаевскую мужскую пустынь.

Но почему было выбрано именно это место для переселения? Может быть, сыграла роль ландшафтная схожесть нового участка, расположенного на высоком меловом водоразделе, с предыдущим пристанищем?

Скорее всего - это верно лишь отчасти, учитывая неизбежные трудности, возникающие при миграции в необжитое пространство. Первый игумен монастыря Феодосий и несколько монахов первое время жили продажей извести, вырабатываемой из мела монастырской горы. По-видимому, как и в других аналогичных случаях, связанных с основанием монастырей, учитывалась сакральность места. Само название места «городище Девичий монастырь» говорило за себя, вызывая ассоциации о существовании здесь древнего женского монастыря. В названии звучали родные слова, ведь, как можно заметить, и сами Дивьи горы Дивногорского монастыря в некоторых древних актах «назывались иногда Девичьеми, Девьеми», а протекающая неподалеку река и сегодня носит название Девица.

История православного Дивногорского монастыря вновь возвращает к православным преданиям. Вспоминается рассказ насельницы Костомаровской обители о том, что когда-то у них в древности, в кельях, вырубленных в основании див, подвизались столпники. Предание о столпниках, подвизающихся близ с. Селявное, поведала жительница с. Аношкино К.Ф. Рязанова. Примечательно, что дивы у Дивногорского монастыря местные жители еще в XIX веке называли не только дивы, но и «Столпищи». В одном из таких столпов у с. Костомарово подвизался уже фактически в наше время о. Андрей (Попов), который, уходя в затвор, оставил после себя следующую запись: «Дорогие братья и сестры, сегодня я ухожу от вас и стану я в столпе на молитву, с горячей слезой молиться за весь православный мир и со врагом бороться в тяжелой борьбе <…>, а вас всех прошу, дорогие, не идите широким путем, ибо путь широкий для мира - есть погибель для души. Не забывайте слова мои, берите свой крест вы в руки и возлагайте на плечи свои. Просите у Бога терпенья<…>».

Надо заметить, что зародилась форма аскезы - столпничество в далекой Сирии. И если о. Андрей во время гонений в России на Церковь вынужден был подвизаться внутри столпа, то в Сирии в период рассвета христианства столпники, наоборот, подвизались у всех на виду: на вершине столпов-возвышенностей. Основоположником столпничества считается преподобный Симеон Столпник (356 — 459 гг.). Будучи уроженцем Киликии, он принял пострижение в одном из сирийских монастырей. В 423 г. Симеон избирает прославившую его форму подвижничества — уединяется на небольшой каменной площадке на вершине столба (башни) и проводит все свои дни в молитве и проповедях, которые произносит для многочисленных паломников. Преподобный прославился многочисленными чудесами.

Одним из последователей его подвига стал Симеон Дивногорец (!?), подвизавшийся в Сирии в VI в. Его житие (память 24 мая) повествует о видении, которое сподвигло его подвизаться на Дивной горе. Симеону «явился Господь в сопровождении многих ангелов, сшедший с неба в облаке светлом на гору ту. Господь сказал ему: «Потрудись, Симеон, взойти на эту Дивную гору, ибо с этого времени гора эта назовется сим именем; на ней Я явлю на удивление всем благодать Мою тебе». Гора эта находилась неподалеку от города Рос.

Как уже отмечалось, в русском языке слово диво означает «то, что вызывает удивление, чудо». Бог проявляется в чудесах. Подвиги Его святых достойны не меньшего удивления. «Дивен Бог во святых своих», - поется за православным Богослужением. Не случайно «Этимологический словарь русского языка» Макса Фасмера говорит о родстве слова дива как чуда с однокоренными словами других языков, в которых корневая основа ассоциируется с понятием Бога и божественного. В этом случае Дивьи горы можно перевести и как Чудесные Божьи горы или Святые горы. Расположенные на одном из притоков Дона – Северском Донце - меловые скалы-дивы так и называются - Святые Горы. Здесь находится древний Святогорский монастырь.

Примечательны ассоциации, возникающие между Святыми Горами и русским былинным героем Святогором. Само имя позиционирует его со Святыми Горами. Митрополит Иоанн (Снычев) предложил интересную трактовку былины об Илье и Святогоре, которая называется еще «Смерть Святогора». «Содержание былины следующее: Святoгop и Илья находят гроб. Для Ильи гроб велик, а Святогору как раз. Он ложится в гроб, крышка закрывается, и открыть ее Илья не может, как ни старается. Святогор остается в гробу, а силу свою передает Илье.

Как только ни пытались объяснить появление этого сюжета! Его истоки искали в египетских мифах об Озирисе и даже в повествованиях Талмуда о Моисее и Аароне. В действительности, дело гораздо проще и «православнее».

В своем послании к Галатам апостол Павел говорит: «Я умер для закона (имеется в виду закон фарисейского иудейства), чтобы жить для Бога. Я сораспялся Христу...» (Гал. 2:19). И в другом месте: «Я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят и я для мира» (Гал. 6:14). Эта добровольная смерть, это распятие миру есть содержание и путь монашеского подвига. Такова и «смерть» Святогора <…>.

«Мир есть имя собирательное, обнимающее собою то, что называем страстями, – говорит великий наставник иноков преподобный Исаак Сирианин. – И скажу короче: мир есть плотское житие и мудрствование плоти.

По тому, что человек исхитил себя из этого, познается, что изшел он из мира». Образ и символ этой смерти для мира – монашеский постриг.

Не напрасно одежда схимников носит черты погребальных одеяний. "Гроб" Святогора – это постриг в великую схиму, отрешающий человека от мирской жизни в его стремлении к Богу<…>.

Пройдя успешно послушание богатырства, служения Богу и Церкви на поприще мятежной бранной жизни, Святогор заслужил освобождениеот суеты, упокоение от страстей в священном безмолвии – бесстрастном предстоянии Богу, ненарушимом заботами земной жизни. Дар своей богатырской силы вместе с обязанностями этого служения он передал Илье. Такова в действительности православная основа сюжетных построений былины о смерти Святогора».

Если следовать трактовке, предложенной митрополитом Иоанном, то можно предположить, что Святогор посвятил себя служению Богу не в простом монастыре, а пещерном. Как отмечал исследователь дивногорских подземелий И. Стратонов: «…если же монахи, по древнерусскому понятию, являлись не преданными земле мертвецами, то пещеры напоминают больше всего незамурованную могилу».

Освящаясь благодатью молитв пещерных подвижников, горы, в которых были изрыты подземелья, назывались Святыми, а сами монахи - Святогорцами. И до сегодняшнего дня так, например, называют подвижников Святой Горы Афон.

«Возвращаясь к образу Святогора в интересующем нас аспекте отметим, что ему присущи также некие особые отношения с землей – это и его попытка поднять переметную суму с тягой земной, и желание перевернуть землю, соединив ее вновь с небом». Если попытаться прочитать эти строки в духовном контексте, то Святогор стремился уподобиться Христу: поднять и понести все грехи мира, повернуть земную жизнь человечества в духовное русло, восстановить прерванное грехопадением Адама единство земного человеческого мира с миром небесным, духовным.

 

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика