События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Читальня ->Воронежское Казачество - И.В. Чеснокова ->Казачий крест или крест на казачестве


Казачий крест или крест на казачестве

Свою историю можно любить, можно не любить, знать или не знать – это дело личное. Плохо, когда «своё личное», да ещё с претензией на абсолютную истину, выходит на публичную арену, в печать, да ещё под рубрикой «Русский вопрос». Речь идет о статье « Возрождение или вырождение» опубликованной в газете «Моё» за 15-21 мая 2007 года, в которой «литератор и художник» Александр Соломин выражает своё мнение о современном казачестве, причем сугубо негативное.

В статье оценивается одно из мероприятий, проведенных в Воронежской области в рамках празднования 62 годовщины Победы в Великой Отечественной войне, – конный казачий пробег, названный «Огненными верстами Победы».

Надо сказать, казачья тема в русской историографии и публицистике всегда была излишне политизирована в угоду текущему моменту. Но юбилей есть юбилей и все дискуссионные проблемы можно на этот день оставить. К сожалению, некоторых прямо «раздирает» ко Дню Победы очернить подвиг русского народа в войне с германским фашизмом. Примером тому служат недавние события в Эстонии и Польше.

Я, конечно, не утверждаю, что г.Соломин действует заодно с эстонскими и польскими экстремистами, называющими русских солдат оккупантами, пьяницами и мародёрами, но тон статьи довольно нелицеприятный.

В своей юбилейной статье Соломин голословно утверждает, что « мало кто из самих же казаков может рассказать « о роли казачества в Победе в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Мол, были казаки, которые воевали на стороне Гитлера, и поэтому: « Думаю, нелишним в этом пункте уточнить, о роли какого казачества идет речь?»

Если кто-то из казаков и не смог рассказать г.Соломину о роли казачьих формирований Красной армии на фронтах Великой Отечественной, то это не значит, что казаки не имеют отношения к великой Победе, или имеют… но- двойственное. Впрочем, автору это не так уж важно, главное — вдоволь поглумится над воронежскими казаками.

Например, оценивая реализацию одной из задач конного пробега – «Пропаганда знаний о роли Победы в Великой Отечественной войне», он называет её «нелепой формулировкой». А.Соломин смачно ёрничает: «На привалах, после очередного фуршета, они(казаки) разъясняли местному населению, что без победы над немецко-фашистскими захватчиками им бы жилось не так хорошо и счастливо как живется теперь…»

Как художник и литератор, г. Соломин может, конечно, и не знать, сколько казачьих формирований было в Красной Армии, и в каких операциях они принимали участие – это дело военных историков. Впрочем, эти сведения давно опубликованы и изданы значительным тиражом. Например, в книге «Казачество — Щит Отечества»( М.2005г.), существует и документальный фильм «Участие казаков в Великой Отечественной войне», но литератору всё видно недосуг ни посмотреть, ни почитать. Ему и так всё «ясно»… Между тем, этот вопрос давно поднят на серьёзный научный уровень. В международной конференции «Верхний и Средний Дон в Великой Отечественной войне», прошедшей в 2006 году в Воронеже (ВГАУ им К.Д.Глинки), в которой приняли участие военные историки России, Белоруссии, Украины, Германии, Италии и Венгрии, прозвучал доклад «Казаки в Острогожско-Россошанской операции».

Впрочем, может и хорошо, что невежественный литератор Соломин на ней не присутствовал, а то осрамил бы на «всю Европу» наш Воронеж наивно заявив: «Думаю, нелишним в этом пункте уточнить, о роли какого казачества идет речь».

Поэтому уточним – в Острогожско-Россошанской операции принимал участие 7-й казачий кавалерийский корпус, полностью сформированный в ноябре 1942 года на станции Анна, под командованием генерала С.В.Соколова. Всего в Великую Отечественную войну на стороне Красной Армии воевало 47 казачьих кавалерийских дивизий в составе семи корпусов, которым было присвоено звание Гвардейских. Наряду с кавалерийскими были созданы и пластунские казачьи дивизии, которые также героически сражались с врагом. Характерной особенностью того времени было объединение кавалерийских дивизий с танковыми частями (конно-механизированные группы). Они обладали большой подвижностью и успешно использовались при наступлении.

В результате успешного наступления 7-го кавалерийского казачьего корпуса и атаки танков с десантом казаков-пластунов был захвачен крупный железнодорожный узел, противник был лишен возможности маневрировать войсками на участке железной дороги Касторное-Валуйки. В ходе операции было уничтожено более 12 тысяч солдат противника и полностью выведен из строя Итальянский альпийский корпус.

Из 57 тыс. человек армейского корпуса альпийских стрелков 37 670 не вернулись; раненых и обмороженных было 9400. Только дивизия «Кунеензе» потеряла 13470 альпийских стрелков. Дивизия «Виченца» имела потери 6840 пехотинцев убитыми и пропавшими без вести».*

*Туллио Видулич « Военная компания в России. Тяжкие испытания, выпавшие на долю армейского корпуса альпийских стрелков на земле России в 1942-1943 гг.» материалы международной конференции ВГАУ им Глинки 11-12 апреля 2005 г.

Казакам были выданы шашки времен Первой мировой, на клинках которых было выгравировано «За веру, царя и Отечество». Когда Сталину доложили об этом, он сказал:

— Ну и пусть рубят «За веру, царя и Отечество» (Из воспоминаний Н.Д.Яковлева). До сих пор, старожилы Придонья помнят, как через их села проходили казачьи части, хранят даже плакаты тех лет, где написано «Казак не может отдохнуть. Казак на Запад держит путь!».

Литератор Соломин даже не понимает, насколько кощунственно припоминать ко Дню Победы о казачьих формированиях, созданных гитлеровцами и не потому, что они были малочисленны и были казачьими часто только по названию. Наверняка, у большинства потомков казаков деды служили в Красной Армии и осквернять их подвиг в этот день — подлое хамство. Такое впечатление, что статью «Возрождение или вырождение» писал не «образованный» литератор и художник, а невежественный Шариков под диктовку Швондера.

Создаётся впечатление, что Соломину чуждо не только казачество, но и Воронеж вообще. Так, осмеивая сбор земли с братских могил, где возможно захоронены и павшие воины 7-й казачьего кавалерийского корпуса и передачу её в музей, он называет это муниципальное учреждение «Музей — панорама». Но в нашем городе нет такой организации, правильно название музея звучит так: «Музей – Диорама».

Предавая широкой огласке разногласия в казачьей среде, заявляя, что: « это как раз лишает их возможности называться казачеством, то есть чем-то цельным и единым», Соломин призывает всех и вся к единению. Для примера автор, «ни к селу, ни к городу» приводит историю распада «Болгарского каганата» в раннем средневековье. Будь г.Соломин настоящим русским патриотом, он бы обратился к сюжету «Слова о полку Игореве», которое даже Карл Маркс назвал «призывом русских к единению». Тем более, что из вековой борьбы Руси со степняками-тюрками и родилось казачество.

Но, скорее всего, Александром Соломиным двигали не высокие патриотические убеждения, а обычный меркантильный интерес. Вынося на всеобщее посмешище конный казачий пробег в честь 62 годовщины Победы в Великой Отечественной войне, он словно призывает не финансировать подобные, сомнительные с точки зрения автора мероприятия. Ставя по сути дела на воронежском казачестве крест, он выносит в заголовок своей статьи поганое слово «вырождение».

Подвергая сомнению целесообразность проведения областной администрацией казачьих патриотических мероприятий и отказывая казакам в праве почтения памяти их предков, воевавших в Красной армии на фронтах Великой Отечественной войны, и в том числе и на Воронежском фронте, Соломин сам вносит раздор в среду русского народа, частью которого и является казачество

Автор смутно представляет обсуждаемую им тему. Для него «…первой приметой истинного возрождения казачества в Воронеже будет появление казачьей сотни, способной на равных конкурировать с городской конной милицией…».

Наведение правопорядка дело, несомненно, нужное и полезное. И органам милиции не помешает всенародная поддержка (вроде бывших «народных дружин»). Но не следует забывать, что используя казачьи части при подавлении «революционных беспорядков» в 1905-1917 годах, царское правительство внесло в общество национальный раскол и казаков стали обзывать «нагаечниками». Литератор и художник В.Маяковский даже написал про 1905 год: «…Появилось слово «прокламация». Прокламации вешали грузины. Грузинов вешали казаки. Мои товарищи грузины. Я стал ненавидеть казаков» (В.Маяковский «Я Сам»1922г)

Но, когда казаки воевали с немцами в 1914 году, Маяковский казаков стал вос-хвалять в пропагандистских плакатах и писал такие стихи:

Выезжал казак за Прут.

Видит – немцы прут да прут.

Масса немцев пеших, конных.

Едут с пушками в вагонах.

Да казаки на опушке.

Раскидали немцам пушки.

Под лихой казачий гомон

вражий поезд был изломан.

Скоро, скоро будем в Краков -

удирайте от казаков!

Следует отметить, что 2007 год, пусть пока и декларативно, начался как год примирения всех здоровых национальных сил. Прежде всего, это год воссоединения Русской Православной Зарубежной церкви с нашей Православной церковью. У казачества воронежского стал по сути дела один законно избранный атаман. Однако, есть в Воронеже люди, не согласные ни с тем, ни с другим фактором возрождающегося национального единства. На представленной в газете «Моё» фотографии как раз такие личности, причисляющие себя к некой Греческо-старообрядческой церкви. К конному пробегу они никакого отношения не имеют, казачьему единству не стремятся, существуя сами по себе. С таким же успехом г.Соломин мог бы опубликовать и своё фото, ведь он тоже, как известно, недавно относил себя к воронежским ка-закам.

в следующем номере «Моё»

Избрав своим девизом «Замахивайся на большое – по малому лишь кулак расшибешь», литератор и художник А.Соломин снова замахнулся на казачество. Он продолжил в газете «Моё» выражать своё мнение «о роли казачества в современной России»…и опять на примере обсуждения-осуждения проводимых Областной администрацией казачьих мероприятий посвященных празднованию Дня Победы, в номере газеты за 12-18 июня 2007г.

Обозвав эти мероприятия «показухой и потешными играми», причем «убогими до неприличия», неугомонный А.Соломин попытался привлечь на свою сторону атамана одной из воронежских казачьих общин С.Л.Иванова и его товарища А.Д.Колесниченко. Словам о том, что «Статья написана нормально и честно… и в целом с содержанием статьи он (Иванов) согласен», верится с трудом. Это возможно лишь в том случае, если он «Иванов родства своего не помнящий». И в этом г.Соломин (наконец опубликовавший свою фотографию, где он удивительно похож на ныне покойного Александра Меня), вряд ли убедит даже самых доверчивых читателей газеты «Моё».

В своём рассуждении «о роли казачества в современной России» Соломин постоянно одергивает и поучает как самого Иванова, так и его товарища, наставляя, как и что надо делать. Например: — не дело, оказывается казаков самим рассказывать населению о значении Победы в Великой Отечественной войне «Это задача историков, просветителей и учителей…» Касательно самого г..Соломина это, пожалуй, верно. Так в своей первой статье он пишет, что многие казаки воевали в корпусе генерала Штейфона; а в другой, что, «многие казаки воевали в соединениях фон Панвица». Вот загадка: корпус-то был один, а вот «фонов» оказывается два. Может прежде чем браться за публичное обсуждение темы, надо на досуге самому с этими «фонами» разобраться.

Да немцы делали ставку на пятую колону в России, но вот разыграть «казачью карту» им не удалось. По сведениям воронежского историка Максима Литвинова количество граждан СССР, которые по тем или иным причинам с оружием в руках выступили на стороне Германии в ходе Второй мировой войны составило около 700-800 тыс. человек. При учете того, что не менее70 млн.человек оказалось на временно оккупированной германскими войсками территории, можно говорить, что только 1.14% советских граждан выступила на их стороне.

Для сравнения: в оккупированной немцами Польше, численность польских граждан охваченных германской системой воинской повинности, достигала 3.6 млн.человек или 13% населения оккупированной территории.

После захвата Франции в ряды Вермахта влилось до четверти миллиона её бывших граждан. После оккупации Югославии (из присоединенных к Рейху, так называемых Нижней Штирии, Южной Каринтии и Верхней Крайны) в германскую армию влилось еще 80тыс. солдат из 775 тысячного населения этих территорий

Для участия в войне на стороне Вермахта из концлагерей было освобождено около 545 тысяч советских военнопленных. Другим источником пополнения для Вермахта и СС были мобилизации. По некоторым оценкам было отмобилизовано в войска Вермахта и СС в Эстонии – 30 тыс человек, в Латвии 70 тыс человек, крымских татар- 10 тыс человек, в Локотской республике –20 тыс.человек, в казачьих районах РСФСР – 20 тыс.человек.

Уникальным явлением была «Локотская республика», созданная в ноябре 1941 года из 8 районов Орловской и Курской областей. Она имела статус национального образования, местное самоуправление и собственные вооруженные силы, состоявшие из 14 батальонов, оснащенных танками, полевой артиллерией и бронемашинами. Население республики составляло 581 тыс.человек. За время существования «республики» были восстановлены и пущены в эксплуатацию многие промышленные предприятия, открыты церкви, 9 больниц, 37 медицинских пункта,343 школы и 3 детских дома. И всё это при минимальном контроле немецкой администрации. Вот где развернуться бы Соломину… Он бы не только там День Победы праздновать запретил, но и звания городов-героев лишил бы Орел и Курск!

Впрочем, Соломин, судя по его выражению «это задача историков, просветителей и учителей» сам «не шибко грамотный». Достаточно было назвать одних историков, ведь и просветитель для таких бесед должен знать историю, да и учитель должен преподавать историю, а не скажем ботанику.

В любом случае, доля казаков, воевавших на стороне Германии, была так ни-чтожно мала, по сравнению с воевавшими в Красной Армии казачьими кавалерийскими гвардейскими корпусами и пластунскими дивизиями, что об этом даже серьёзно говорить не стоит. Тем более, что численность других пособников фашизма была в тысячи раз выше.

По всему видно, Соломин не «из тех казаков, которые в Воронеже ещё до Петра жили», иначе он понял бы всю абсурдность приводимого в газете примера о том, что в казаки принимали « за литру водки и пятьдесят рублей».

Родового казака нельзя ни принять, ни исключить из казаков. Речь видимо идет о вступлении в ту или иную «казачью» общину, в каждой из которых, кто песни поёт, кто в конные походы ходит или охраной порядка занимается. Возможно кто то из них и пьёт водку ( у Соломина это больной вопрос), но к делу совсем не относится. А что касается 50-ти рублей за «удостоверение» то и у атамана С.Л. Иванова тоже принят такой порядок.

В представлении Соломина казачество — это такая организация, которая постоянно должна ставить и добиваться каких достойных целей и выполнять грандиозные задачи, а иначе «не сметь называться казачеством». Во всем этом чувствуется какой- то подвох и провокация, современная «гапоновщина». Не стоит ли за этим цель просто высмеять людей, считающих себя потомками казаков – воинской части русского народа.

PS. Парадокс – Алик Мамедович Аббасов (явно не русский) доказывает, что Воронеж «колыбель Донского казачества» и издаёт журнал «Казачьи вести Верхнего Дона», а Александр Соломин (вроде русский) вовсю доказывает что воронежского казачества нет, и быть не может, поливая грязью нынешних потомков казаков в двух номерах газеты «Моё» да ещё под рубрикой «Русский вопрос». Так и хочется сказать г.Соломину и пригревшему его товарищу Лапину – не плюйте в колодец – может когда-то придется и воды напиться!

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика