События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Читальня ->Воронежское Казачество - И.В. Чеснокова ->Вместо заключения


Вместо заключения

Каждый народ хочет иметь достойную историю, любой человек желает происходить от славных предков. Ещё в древнем Риме люди делились на патрициев и плебеев, что буквально означает – знающие отца ( Pater – отец) и родства не помнящие. Поч-ти любое правительство поощряет тех историков, взгляды которых совпадают с генеральной линией текущего момента и отвечают геополитическим интересам.

Коммунисты придя к власти публично отреклись от «мрачного прошлого», но тут же стали лакировать свои «успехи» по строительству новой жизни. Когда хвалиться стало особо нечем наступил всеобщий идейный кризис, за которым последовал кри-зис экономический, национальный и политический.

Всё что создавалось веками и нарабатывалось поколениями в одночасье рухну-ло. В советское время, особенно в период хрущевско-брежневского «застоя», каза-чий вопрос оказался основательно «запущенным». О казаках помнили лишь с 1934 по 1953 г.г., когда о них писали редкие, но почти объективные исторические труды и снимали фильмы «Кочубей» и «Кубанские казаки», а затем, в свет стали выходить лишь работы с тендециозными и громкими названиями – «Донское казачество в борьбе за власть Советов», «Борьба трудящегося казачества за Совет-скую власть», «Казаки в борьбе за диктатуру пролетариата» и пр. А вообще большей частью они стали считаться « белогвардейскими приспешниками».

В начале 90-х годов интерес к «казачьему вопросу» снова возник (очевидно в связи с угрозой межнациональных конфликтов и «дефолтом» в армии), причем ка-зачьим организациям дали некоторые льготы и привилегии, хотя первый российский президент видел в казаках скорее некий род войск чем этно-социальную общность. Издание в это время многочисленных исследовательских работ по казачеству перемешавших в умах людей воззрения до революционных ученых с книгами казаков-эмигрантов, взгляды историков совет- ской эпохи с проповедниками нынешней «командно-демократической», что внесло в этот вопрос немало путаницы. Для кого-то казаки остались бывшим сословием (родом войск), для кого несостоявшимся этносом или даже образом жизни…

А вообще, слово казак очень притягательное, как говорилось выше, даже читается со всех сторон. Как род войск его перенял Иран создав свою казачью гвардию, как нацию его присвоили бывшие киргиз-айсаки назвавшись казахами, а некоторые армянские историки ссылаясь на историка-императора Константина Багрянородного выводят казаков с гор Армении где и ныне находится селение Казаки. Сами казачьи историки видят в своих предках воинственные скифо-сарматские племена. Однако само слово почему-то упорно считается тюрским. Этимология многих слов действительно многозначна, например слово хата, понимаемое как дом-жилище, встречается как у финов — ката, так и у англичан – hotel, аналогичные понятия имеются и в Индии и даже у японских айнов, однако, никому до сих пор не пришло в голову это почти международное слово приписать только одному этносу. А вот слову «казак», известному задолго до появления тюрок сильно «не повезло».

..Аналогичная история произошла и со словом Воронеж. Местные краеведы и ис-торики до сих пор не пришли к единому мнению по вопросу его этимологии, каких только версий не существует. Помимо традиционного Воронеж- Ворона-Вороной ис-следователи приводят тюркские, финские и мордовские параллели, а по украинской версии слово пришло из Сумской области.

Как уже писалось ранее, слово Воронеж имеет древние корни и как топоним рас-пространен от северной Норвегии до южной Индии и встречается на географической карте Евразии не менее 50 раз. Следовательно, никакому «конкретному» народу нельзя приписать его первородство, но наиболее концентрированно он встречается в пределах России и «очерчивает» её западные рубежи Собственно и слово казак есть основания считать термином местного (северо-донского) происхождения, хотя ареал зарождения древнейшего казачества значительно шире. Если не политизировать слово Казакия (как предполагаемое государство) и считать её просто местом проживания казачьих общин, то этот регион можно обозначить междуречьем Днепра и Волги – на севере ( Киев-Чернигов-Курск-Воронеж- Рязань и далее) и на юге – Кас-пийско-Азовским регионом (включая Крым).

Воронежская земля с самых древнейших исторических времен была обжитым ме-стом, что подтверждают многочисленные находки местных археологов и не просто «обжитой», а неким укрепрайоном, с целой системой фортифификационных соору-жений. Это было в до-скифский период, собственно – в скифско-сарматский, а также в ранне-славянский периоды нашей истории.

Некоторые исследователи (например, писатель Владимир Гагин) даже считали её центром до-Киевской Руси, а сам городок Воронежец её возможной столицей. Со времен Киевской Руси наша земля стала её пограничной окраиной с многочислен-ными городками-крепостями защищавшими государство от набегов кочевников. В «татаро-монгольское» время территория Воронежского края вошла в администра-тивное подчинение владык Золотой Орды, но всегда оставалась истинно русской землёй населенной славянами – казаками.

Казачьи походы вернули в русское лоно все захваченные «басурманами» сла-вянские земли, вернули даже территорию легендарной прародины Арианы( Урал, Алтай, Семиречье и Северный Казахстан) и заслугу казачьих дружин в этом трудно умалить и принизить.

Земли Приазовья и Прикаспия из которых многие казачьи историки выводят каза-чий род являются лишь гипотетическими центрами его возникновения, археологи-ческие и письменные источники дают лишь косвенные подтверждения — вроде ас-кизов, озаров, хорсаров и азов или скифов, сарматов и алан.

Все эти племена и народы являлись далёкими и легендарными предками как ка-заков, так и многих индоевропейцев. Приазовье считают своей прародиной сканди-навы, венгры, болгары, черкесы и адыги, приводя на сей счёт свои «веские» доказа-тельства. Летописный народ касоги приведенные князем Мстиславом из Тмутара-кани, равно как черные клобуки, берендеи и ковуи поселенные по границам Киев-ской Руси Владимиром Мономахом лишь расширяют этническую палитру казачества но не исчерпывали его родословную.

В воронежском регионе увязываются воедино все версии и гипотезы о древних истоках донского казачества, лишь в нём соблюдается преемственность всех исто-рических эпох. Именно северо-донские лесостепи были многие века тревожным по-граничьем, а затем наступательным плацдармом – от Тихого Дона до Тихого Океана.

Вольное население Верхнего Дона, по сути не знавшее ни татарского ига, ни крепо-стного права подобно легендарной Ариане (из Зенд-Авесты) основало свои 14 вы-селков – казачьих войск. Мы воронежцы являемся если не прямыми потомками, то бесспорно наследниками того доблестного пограничного и вольного населения стро-ившего и защищавшего донские городки-крепости, контролирующего торговые (ка-раванные и водные пути)

Петровские верфи – наследницы древних донских корабельных традиций, начи-ная с неолитических долблёных челнов (с.Щучье) и далее казачьих пристаней (как бродников времени Киевской Руси, так и казаков Московского царства) на Красивой Мече и Воронеже. Персидские и азовские походы казачьих дружин, происходившие задолго до Петра, проложили путь России на Юг вплоть до легендарного Острова Руссов под которым многие историки понимают полуостров Тамань.

Казаки не сходят со страниц воронежских писцовых книг и прочих архивных документов XVI – XVIII веков, а затем по мановению пера в одночасье исчезают. Появляются гусарские полки, драгуны, войсковые обыватели, а не воинская часть становится государственными крестьянами и однодворцами.

Россия, разделенная на губернии и уезды, определила для казаков новые беспо-койные пограничные окраины, признав таким образом за ними право считаться ро-дом войск нежели неким особым народом.

Таким образом, многие жители воронежской земли имеют полное право считать себя потомками северо-донских казаков, а казачья история должна пополнится Во-ронежской страницей, и пусть (по примеру древнего Рима) люди помнящие своих доблестных предков и знающие свои исторические корни, считают себя патриция-ми. В этом нет ничего зазорного.

Говори о себе только хорошее – плохое тебе скажут твои враги !*

Выше уже говорилось о антиказачьих и псевдоказачьих писаниях. Это и воронеж-ский писатель Петренко, выставивший казаков прислужниками еврейских купцов и пьяницами. Санкт-Петербургский историк Широкорад противопоставивший казаков государственной политике Российской империи. Особенно постарался московский писатель Меняйлов ненавидяший казаков просто зоологически, или Нестеров вообще «не заметивший» казаков за 300 лет русской истории. Это все книги, которые некоторые врядли прочтут…

Другое дело газетная пресса призванная довести чьи то взгляды до самых широ-ких масс. Речь идет о воронежской газете «Моё», где в двух номерах, на широких полосах, воронежский литератор Соломин топчется по казачьей истории. Время «литератор» выбрал самое «удачное» День Победы в ВОВ, который воронежские казаки отметили конным пробегом по местам боёв от Богучара до Воронежа. Он фактически отказал им в праве «казачеством называться» и поставил под со-мнение участие их предков в победе над Германией.

Воронежский литератор кроме личной антипатии преследовал, несомненно свои корыстные интересы (у него отняли кусок бюджетного пирога).

Дело в том, что в структуре воронежского казачества в 2007 году произошли значительные изменения – выбран единый атаман, подчинивший все прежде мел-кие казачьи структуры. Естественно многие прежние атаманы остались не у дел. Соломин конечно не атаман, но входил номинально в одну из казачьих струк-тур, оказавшуюся ныне не у дел. Все мероприятия, проводимые новым атаманом ему конечно не по душе. На наше счастье он присутсвовал только на одном из них – конном пробеге. В автопробеге по границам области и поездке делегации воро-нежских казаков в Крым, он слава богу не участвовал, а то и там нашел бы какую нибудь «крамолу». Приведенная ниже статья ответ на публикацию Соломина.

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика