События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Читальня ->Дорогами тысячелетий - А.З. Винников, А.Т. Синюк ->Частые курганы


Частые курганы

Лето 1911 года. Воронежской архивной комиссии удалось изыскать средства на исследование курганов вблизи города в урочище Частые Курганы. Раскопки были начаты в 1910 году по инициативе членов комиссии А. И. Мартиновича и С. Е. Зверева. Когда на первом кургане работа шла к завершению, под вечер один из раскопщиков, возившийся в углу обширной погребальной ямы, обратился к Мартиновичу с дежурной фразой: «С вас причитается, ваш бродь» (Мартинович и на раскопках не расставался с офицерским мундиром, тогда как священник Зверев обходился одеянием сугубо «мирским»). Тот незамедлительно спустился в раскоп и взял в руки только что извлеченный из земли небольшой, но необычный с виду сосуд (рис.). В яме сумеречно и толком не разглядишь находку. Выбравшись же наверх, исследователь застыл в немом восторге: под косыми лучами заходящего солнца заиграли блики, высвечивая на серебре детали удивительного рисунка! Тут же пришло на память: сосуд с рельефными изображениями, только золотой, найден в кургане Куль-Оба на Керченском полуострове еще в первой половине прошлого века. Тот ставший известным на весь мир сосуд сопровождал усыпальницу знатного скифа. Так значит, и здесь, на Среднем Дону, обитали скифы? Но подождем немного с ответом на этот вопрос и продолжим рассказ о сосуде.

В тот же год графом Апраксиным, тогда председателем Воронежской архивной комиссии, он был преподнесен царю и, как оказалось, небескорыстно: в ответ на это подношение старинный дворец, построенный в городе еще для последнего крымского хана Шагин-Гирея, был передан Воронежскому музею. После революции сосуд занял достойное место среди сокровищ древнего искусства Государственного Эрмитажа в Ленинграде. И лишь сравнительно недавно ученому Д. С. Раевскому удалось убедительно истолковать сюжет его рисунка как отражение одной из легенд о происхождении скифов. Троекратно изображенный старый воин — не кто иной как Геракл, устроивший испытание трем своим сыновьям: Агафирсу, Гелону и Скифу. Победил самый младший, Скиф (он изображен безбородым юношей), натянувший тетиву на отцовский лук, за что и получил право на царство. Старшие же сыновья (оба бородатые) не справились с испытанием, а посему вынуждены были покинуть страну.

Частые курганы. Серебряный сосуд.

Серебряный сосуд из Частых Курганов.

Выходит, население Подонья было действительно скифским, если оно знало легенду, зародившуюся в пределах Нижнего Поднепровья? Но не будем торопиться и обратимся к интереснейшему источнику — сочинению греческого историка Геродота, современника скифов, жившего в V веке до н. э. Кстати, легенды о происхождении скифов дошли до нас именно от Геродота. Вот как он определял землю Скифии: «Скифия представляет собой четырехугольник, две стороны которого доходят до моря, причем линия, идущая в глубь материка, такой же длины, как и та, что тянется вдоль моря. Так от Истра (Дуная) до Борисфена (Днепра) — десять дней пути и столько же от Борисфена до Меотиды (Азовского моря). С другой стороны от моря до меланхленов (один из соседних скифам народов), что живут над скифами, — 20 дней пути. Дневной путь я определяю в 200 стадий. Таким образом, Скифия в поперечнике имеет 4000 стадий. Такой же длины и те прямые стороны ее, что идут в глубь материка. Такова величина этой страны» (цитируем по книге Б. А. Рыбакова «Геродотова Скифия». М., 1979, с. 18).

Учеными подсчитано, что день пути равен 35 километрам, а 4000 стадий составляли соответственно 700 километров. Таковы стороны квадрата, в котором, по представлениям Геродота, размещалась Скифия. В этом случае Воронежское Подонье попало бы внутрь очерченного квадрата, в его северо-восточный угол.

Сопоставление многочисленных и нередко противоречивых сведений древнего историка позволило академику Б. А. Рыбакову уточнить вопрос о границах Скифии. Интересующая нас северо-восточная окраина оказалась вдали от современного. Воронежа, в районе реки Северского Донца.

Значит, население Подонья не было скифским и находки, подобные сосуду из Частых Курганов, отражают лишь существование контактов со скифским миром? Но обратимся вновь к Геродоту. «От моря внутрь страны до меланхленов, что живут над скифами, — 20 дней пути», — пишет он. И в другом месте: «Меланхлены все носят черные одежды, откуда и произошло их наименование, а образ жизни ведут скифский... Меланхлены народ особый, не скифский» («Геродотова Скифия», с. 118, 119).

По предположениям Б. А. Рыбакова, дуга длиною в 20 дней пути, если центр взять от Черного моря, как раз пересечет территорию Среднего Дона поперек, от реки Битюга до Медведицы.

Теперь, казалось бы, можно определить, что в Подонье проживали нескифские племена меланхленов. Но непосредственными соседями их, согласно сообщению знаменитого грека, должны быть «...другие скифы, прибывшие в эту местность по отделению от царственных скифов», поскольку «...земли, лежащие к северу от царских скифов, заняты меланхленами...» В таком случае сосуд из Частых Курганов — это принадлежность царских скифов, а многие другие памятники раннего железного века Подонья — нескифских племен меланхленов. Последние же, как отметил Геродот, не будучи скифами, вели скифский образ жизни. Но каков он, этот образ жизни? Вот выдержки из его же повествования:

«Скифы-кочевники жили сначала в Азии... Скифы не имеют ни городов, ни укреплений, но передвигают свои жилища с собой и все они — конные стрелки из луков. Пропитание себе скифы добывают не земледелием, а скотоводством и жилища свои устраивают на повозках... Скифские женщины постоянно сидят на своих повозках и занимаются женскими работами... Скифы доят кобылиц и ослепляют рабов, бьющих масло... В жертву приносятся всякие домашние животные, преимущественно лошади. При похоронах царя убивают пятьдесят лошадей» («Геродотова Скифия», с. 106).

Перед нами предстают воинственные племена кочевников с оформившейся царской властью и сословным неравенством, с ритуалами, восходящими к индоиранской среде. Ученые неопровержимо доказали, что скифы принадлежат к иранской языковой группе народов.

Но вот П. Д. Либеров, посвятивший многие годы изучению памятников раннего железного века донской территории, связывает их не со скифами или меланхленами, а с совсем другим народом — будинами, сведения о которых мы тоже находим у Геродота. Следует сказать, что «стране Будинии» более всего не повезло в определении ее границ. Куда только исследователи не помещали будинов: от Прибалтики и Прикарпатья до предгорий Урала! Но как бы ни обосновывались те или иные точки зрения по данной проблеме, решающее слово остается за археологией.

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика