События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка

Что такое спутниковый интернет "Лансат".

Вы находитесь здесь:Читальня ->Народная культура и проблемы ее изучения - Вып 2 ->Духовные песни в современном бытовании (с. Першино Нижнедевицкого района)


Духовные песни в современном бытовании (с. Першино Нижнедевицкого района)

Духовные стихи можно с уверенностью назвать самым распространенным в настоящее время жанром фольклора. Этому способствует возросший в последнее время интерес населения (как сельского, так и городского) к религии. Если обратиться к истории возникновения духовных песен, то их прообразы существовали еще до крещения Руси. Это были былины, в которых народ описывал главным образом подвиги и приключения богатырей: Святогора, Мику-лы Селяниновича, Вольги. После крещения Руси героями народных произведений стали богатыри-воины, защищавшие Святую Русь от посягательств иноверцев. Больше всего былинных сюжетов было посвящено Илье Муромцу, отстаивавшего православие на Руси. С изменением жизни православного человека менялись и духовные стихи, которые все без исключения имеют своей конечной целью обращение к Богу. Творцами духовных песен были люди, умевшие читать, и содержание духовных песен пошло от близости их творцов к церковной культуре. Духовные произведения народа подразделяются на стихи и песни. Наряду с ними существуют и духовные молитвы, а это не только церковные каноны, но и религиозные стихи литературного происхождения. Практически все они исполнялись или могли исполняться при похоронно-поминальном обряде. Наряду с общепринятыми закономерностями этого ритуала, в каждом селе существовали и свои местные обычаи, поверья, так или иначе связанные с умершим. Не явилось исключением и село Першино, широко раскинувшееся в семи километрах от Нижнедевицка, самого западного района Воронежской области, находящегося в Курско-Белгородском направлении. Духовные песни, по традиции называемые «духовными стихами», широко бытуют в данном селе. И хотя сами жители называют это духовное творчество «стишками», - все они поются, следовательно, это - песенный жанр. Существование множества вариантов говорит в пользу того, что это - фольклор, традиционный массовый вид народного творчества. Духовные стихи, исполняемые речитативом, в селе Першино нами не обнаружены. По словам информантов (Федяиновой Марии Петровны, 1938 г. р., в дальнейшем - ФМП, Пастуховой Евдокии Павловны, 1941 г.р. -ПЕП, Шеиной Варвары Никитичны, 1927 г. р. - ШВН), все «стишки» пелись, читали на похоронах и поминках только молитвенный псалтырь. Творцы духовных песен не были профессионалами, а собственно жанр духовных песен сложился в результате соединения христианской религии с фольклором. Большинство записанных нами духовных стихов связаны с похоронно-поминальным обрядом. Но существовали и «постовые» стихи, которые исполнялись во время поста и годовых праздников, во время наивысшего духовного напряжения и молитв. Для тех и других видов духовных стихов характерна церковная тематика.

Похоронно-поминальный обряд всегда сопровождался духовными стихами и песнями, перемежающимися с молитвами. Наиболее распространенным по всем регионам нашей страны является духовная песня «Минута горькая настала» («Мама»):

Минута горькая настала,

Тебя мы больше не увидим

Ты, мама милая, прости.

На этом жизненном пути.

Не меньшей популярностью пользуется и духовная песня «Милосердный Отец», встреченная нами во многих современных печатных изданиях и относящаяся к поздним «стихам». Записанный в с. Першино вариант имеет лишь незначительные отличия и подтверждает факт ее распространенности:

Милосердный Отец, Слаб и немощен я. Как несчастный венец Я хожу без Тебя.

Ты мой ум просвети Благодатью живой, Дай мне радость пути По пустыне земной.

 

 

Особое место в системе похоронно-поминальных обычаев занимают ритуалы сорокового дня, «сороковины», соотносящиеся с Вознесением Христовым. По-другому их еще называют обрядом «душу провожать», т. к. до 40-го дня душа витает над землей, «как неприкаянная», мучает родственников своей неопределенностью. Считалось, что родственникам станет легче, когда душа «отлетит», приобретет новый, неземной, статус в царстве небесном. В духовных стихах этот мотив, где ангелы-хранители приводят душу на свидание с родственниками, широко используется («Здесь духовное собранье»):

 

И в тот миг ангел-хранитель Сверху вниз ко мне слетел,

И сказал нечистым духам: - Отыскал я добрых дел.

 

 

Пока ангелы-хранители отыскивали для души добрые дела, она, «озираясь по сторонам», искала помощи. Конечно, на выручку приходит Николай Угодник, который на древних иконах изображался всегда справа от Христа и был почитаем в народе наравне с Богом:

 

По сторонам я озиралась, Кто бы помощи мне дал. В стороне стоит направо Святый Отче Николай.

- Святитель Отче, Николай! Меня, грешную, спаси! Со слезами умоляю, Со ступень грешных сведи.

Душе подыскивалось достойное место на небесах, что и отразил народ в своих стихах:

Ночью будет мне решенье, Куда Бог определит,

Если Богу я угодна,

В рай небесный поселит.

Вот как об этом рассказывает жительница села Першино Федяи-нова М.П., местная «читалка» (женщина, читающая псалтырь по покойнику) и исполнительница духовных стихов: «Душа присутствует. Вот еще в стишке поется: «В сороковину ангел-хранитель с высоты ко мне слятел, /Взял мене за праву руку, /Сверху вниз мене повел, /К сороковому он денечкю /На свиданье к вам привел». Он к 40-му дню, ангел-хранитель, приводит эти души на свидание к родственникам. Она с нами тут, 6 нядель она с нами тут обитает. Господь-Дух водит ее по небесам, усе мытарства проходить она» («Странники»):

 

Странники

Они сами не идут, Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя,

А их странники нясут. А их ангелы нясут.

А по левую, смотрю я, Искуситель мой стоит,

Все грехи мои велики Он в руках своих держит.

 

Считалось, что вовремя невыпроваженная душа - опасна для окружающих, поэтому провожали душу даже самоубийцам, для них запрещалось только церковное отпевание. Ритуал «проводов души» проходил как на уровне действий, так и на уровне предметно-вещной символики. Основным обрядовым действием был молебен, после которого совершался поминальный обед, сопровождаемый духовным песнопением. Бытует множество народно-мифологических обоснований обрядности сорокового дня и связанных с ним ритуалом «проводов души». Именно этот заключительный этап обряда в последнее время запрещается церковью. Официальная церковь в целом приняла языческие праздники, но до сих пор это неприятие существует, поэтому и истребляются остатки языческой обрядности. Так, например, в последнее время считается «неправильным» (если не назвать «грехом») соблюдение заключительного элемента сороковин - «проводов души». Буквально несколько лет назад обряд завершался «выпроваживанием» души из дома. Этот обычай хорошо помнят в селе, но по указанию церковных служителей перестали его исполнять, объясняя это тем, что «душу провожать может только священник» (ШВН). Тоже можно отнести к заклятьям и заговорам, которые церковь связывает с колдовством, хотя именно в них наиболее полно и цельно сохранились слова древних молитв, обращений к Богу и Божьей Матери. Заговоры, особенно медицинские, еще свежи в памяти жителей села, но говорят в селе об этом с опаской. Предполагаем, что впоследствии эта же участь коснется и похоронно-поминальных плачей, пока еще бытующих в селе в качестве обломков древней веры. Жители села хорошо помнят, что «душу провожать» выходили к воротам, выносили икону, полотенце, хлеб, соль. Все это ставили на стул, зажигали свечи, далее следовал церковный канон «Святый Боже», после чего пели духовные стихи «Прощальная» («Покайся, душа бесценная»):

Покайся, душа бесценная Настанет час конца Вселенной,

Под тенью Мать-земли сырой, И мы увидимся с тобой.

Это было ключевым моментом ритуала. Духовные стихи являются основной составляющей любых поминок. Некоторые из них исполнялись в определенном порядке и к определенным блюдам. Духовный стих «Здесь духовное собранье» вообще исполнялся только один раз - на «сороковинах»:

Прощальная (Покайся, душа бесценная)

Здесь духовное собранье, Пришли душу посетить,

Сорок дней ей завтра будет И в путь вечный проводить.

 

Духовные стихи и молитвы пели только стоя. Ненадолго присесть разрешалось лишь совсем старым и больным людям. Перед тем, как сесть за поминальный стол, крестясь, пели молитву Богородице, после чего главная из читалок крестила стол и произносила слова молитвы: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа, благослови, Господи, пищу нашу и питие». Затем все, кто присутствовал на молебне, садились за стол и поминали усопшего тремя ложками кутьи, оладьями с медом, после чего положено было петь стих «Душам ныне радость и слава была»:

Душам ныне радость И слава была, У Господней славе Горела свеча.

Души прилетали И брали дары, Господнюю славу С собой принесли.

 

Дальше пришедшие на поминки ели, кто что хотел. После компота, завершающего поминальную трапезу, пели «Прощальную» («Покайся, душа бесценная»), «В последний путь»:

 

В последний путь, в последний путь, В последний раз я ухожу

Прощальная дорога, С родного порога.

 

Этой же песней завершался раньше обряд «выпроваживания души из дома», совершаемый у ворот. Тематика духовных стихов была различна. Они исполнялись в промежутках между чтением псалтыря. Обычно читалки задавали тон и пели почти все наизусть, остальные женщины подпевали по песенникам, которые они приносили на поминки вместе с поминальными книжками, деньгами (жертвоприношением), которые клали на специальное блюдо, стоящее рядом с зажженными свечами. Вместо денег на поминки нередко приносили что-нибудь из еды. Это могли быть пряники, конфеты, печения или какая другая нехитрая еда сельского жителя.

По тематике духовные стихи можно подразделить на несколько групп. Самыми многочисленными являются духовные стихи о жизнеописании Христа. Наглядная история жизни Христа и святых была отображена на иконах, что и послужило важным источником для духовных песен. Произведения этого цикла по тематике подходили как для похоронно-поминального обряда, так и для постовых и календарных праздников. Обо всех главных событиях, связанных с жизнью Христа, народ повествовал в своих духовных стихах, где христианское содержание связано с привычным фольклорным («Скрылось солнце за горами», «Есть Христово Рождество»):

Все уснули, только в поле

Сторожат стада,

Пастухов семья ночует,

Не спали тогда.

Вдруг взглянули и застыли,

Оковал их страх:

Видят, с неба к ним слетает

Ангел во лучах.

И промолвил неба житель:

«Весть я вам принес.

Не пугайтесь, здесь родился

На земле Христос.

 

Крещению Иисуса в христианскую веру посвящен духовный стих «В дальней стране Палестине»:

В дальней стране Палестине Струится река Иордань,

На берег реки той выходит Креститель святой Иоанн.

 

О лишениях безвинного Христа поется в стихах «Пойдем на Голгофу, мой брат!», «Иисус перед смертью», «Когда Иисус на гору взошел», «Смерть Иисуса»:

Мрачность лежит над полями, Всюду царит тишина, Храм чуть заметен в тумане, Видна лишь лампада одна.

Руци и ноги простерты, Гвозди глубоко впились, Чистое сердце открыто, Кровью уста запеклись.

 

Муки Христа обязательно соотносились с испытаниями человека. В стихах этого цикла главным лейтмотивом является тема - «не роптать на суровую долю, крест тяжелый покорно нести»:

Бог послал тебе испытанья, Эти муки и телу страданья

Чтобы крепнуть в суровой борьбе. В этой жизни на пользу тебе.

 

Все произведения о Христе носят в себе проповеднические черты, в них в вольной форме излагаются основы христианского учения. Так, например, о христианском всепрощении, кротости и смирении поется в духовной песне «Соловей»:

И обиды, и грех Вместо всяких побед

За врагов я терпел, Я молился и пел.

 

Согласно христианскому учению, надо больше думать о духовном и меньше заботится о земном («Яблонька»), необходимо покаяться в содеянных грехах («Я плачу и каюсь, и снова грешу», «Покайся!», «Покаянная молитва»):

Господи, помилуй! Помоги мне, Боже,

Господи, прости! Крест свой донести.

 

Самым главным христианским праздником является Пасха, воскресение Христово. Библейские сюжеты об этом событии из жизни Христа отражены в одноименном произведении «Воскресение Христово»:

И глядят, дивятся оба: А во гробе полно света,

Камень сдвинут, гроб открыт, Кто-то чудный, неземной,

И как мертвые при гробе, В ризы белые одетый,

Стража грозная лежит. Сел на камень гробовой.

 

Тема воскресения Христа проходит и в духовной песне «Христос воскрес из мертвых», куда легли в основу многие легенды Священного писания. Библейский сюжет начинается молитвенными словами:

Христос воскрес их мертвых, Разрушил узы ада,

Смертию смерть поправ, И жизнь всем даровал.

В тексте песни подробно описан момент воскрешения Христа, о том, как к гробу умершего пришли святые жены, чтобы «помазать тело Владыки своего». Встретившись с прекрасным ангелом, они узнали о том, что Христос воскрес и понесли все эту благую весть:

В несказанном восторге Мария - Магдолина

Они домой бегут, Пришла на гроб опять

И радость воскресенья И стала безутешно

Друзьям своим несут. Здесь плакать и рыдать.

В тот час Петр с Иоанном Зато Христос воскресший

На гроб Христов пришли, Марию возлюбил,

Смотрели, удивлялись, Ей прежде всех явился,

И с тем домой пошли. В саду благословил.

Потом Христос явился к ученикам, обратившись к ним со словами: «Мир вам, Мои друзья!»:

С любимыми друзьями Христос сказал: «Идите,

Владыка говорил, Учите всех людей,

К познанию писанья Любви и веры правой,

Им разум отворил. И жизни всей моей.

Слово Христа и раны от мучительных пыток смогли убедить в произошедшем чуде воскресения даже Фому неверующего:

«Господь и Бог мой, верю», Фома Христу сказал, Когда Господни раны Рукою осязал.

«Ты веруешь, увидев Меня», - Спас объявил. Блажен тот, кто не видя Возлюбит со всех сил.

 

Воскресший Христос призывал к покорности и смирению, к любви и доброте:

О царствии небесном, О вечном говорил.

Смиренью и терпенью, Любви, труду учил.

 

Всех противников веры и неверующих в Христа, всех лодырей и грешников ждала расплата за неправедную жизнь. Этим мотивом заканчивается духовная проповедь:

Но когда Спаситель Явится к нам опять Судить живых и мертвых, Чтоб каждому воздать.

Награду по деяньям, Злым - ад, святым - венец,

Потом уже настанет Всему - всему конец.

 

Библейская легенда о чудодейственном исцелении Христом слепого человека легла в основу духовного стиха «Про евангельского слепца»:

- « Хочу прозреть, открой мне вежди».

- «Прозри!» - сказал Христос.

Слепой старец вел праведную жизнь, поэтому мог рассчитывать на Божью помощь:

Сказал он все свое страданье, За дни убожества, скитанья

Всю горемычную судьбу. Он перелил свою мольбу.

 

Духовная песня выливается в христианскую проповедь: тот, кто искренне верит в Христа, может полагаться на его помощь и спасение:

Я знаю, друг, ты ищешь света, И эта искренняя вера

Я знаю, друг, Мне веришь ты Тебя спасла от слепоты.

 

Увидев совершенное Богом чудо, люди поверили в Него:

Толпа Учителя дивилась И слава Божия открылась

И громко славили Творца, Прозреньем бедного слепца.

 

Многие действительные события Священного писания легли в основу духовных стихов. Так, вместо Иисуса тяжелый крест нес Симеон - земледелец, о чем мы находим подтверждение в духовном стихе «Крест тяжелый»:

И упал под крест Спаситель, Еле слово говорил, За грехи людей молился, Своего Отца просил.

И Отец Его небесный Человека в помощь дал. Это был Симеон - земледелец, Он Господний крест поднял.

 

В духовных стихах нередко находят отражение события Ветхого Завета, дополненные моментами из жизни народа: «Жертвенник Авеля», «Плач Адама», «Авраам», «Богач и Лазарь», «Самарян-ка»:

Самарянка

Под тенью навеса, Христос попросил поделиться водою,

На выступе гладком Она же сказала в ответ:

Присел у колодца Христос, Ведь я Самарянка и с вашим народом

Присел у колодца Христос. Общенья, мне кажется, нет.

 

Немало духовных стихов посвящено похождениям Божьей Матери («Спаси нас, Господи!», «У креста»):

Была Мария пресвятая От скорбей тяжких изнывая,

На месте страшных мук Христа Она безмолвная была.

Об известной библейской легенде о том, как Христос возложил заботу о Божьей Матери на Иоанна Крестителя, находим в духовном стихе «У креста»:

Христос же даже средь мученья О Ней заботу, попеченье

Защиту матери явил. У Иоанна попросил.

Здесь благодать польется чудно И милость Сына Моего, Для жизни сей найти нетрудно Достаток нужного всего.

Сего я места не забуду, Всегда заступница Ему, О Нем ходатайствовать буду, Вовеки Сыну Моему.

 

Место, которое Божья Матерь выбрала в качестве райской обители, была гора Афон. Здесь «Пречистая Матерь Господня, отверзши свои уста, благовестила народу евангельское учение» (3, 276), разделив труды апостолов. Эти события легли в основу одноименной духовной песни «Гора Афон»:

На вопль кумиров Аполлона Спешат Марию все встречать И узнает толпа Афона В нем Бога истинного Мать.

- Сия гора, - рекла царица, -Да будет жребием моим. Отсель простреж моя десница Всегдашний кров над местом сим.

 

Высокий идеал служения Богу является темой духовной песни «Об Алексее, Божьем человеке». Это яркий пример житийно-легендарных произведений, являющихся разновидностью героико-эпических песен. В основе лежит действительная история жизни праведника-аскета. В записанном нами варианте утерян зачин (ср. Бессонов П.А. «Калики перехожие»), где должна была идти речь о жизни Алексея в семье благочестивых родителей. В сохранившемся виде духовная песня начинается с мотива прощания Алексея со своей будущей женой, где говорится, что он «Отдал ей кольцо венчально, Просил его не потерять». Далее идет речь о том, что Алексей долго скитался тайными путями и «В чужую сторону пришел». Записанный нами вариант является неполным, отсутствуют или изменены некоторые мотивы, но в целом сюжетная линия сохранена. В дом отца Алексей возвращается нищим странником не по приказу Богородицы, а по своему собственному желанию:

И меня здесь потеряли, Я, как блудный сын, решился

Не могли нигде найти. К отцу странником прийти.

 

В родном доме его никто не узнал, отец Ефимьян, почитаемый в Риме князь, из жалости пускает нищего жить к себе в конюшню (в тексте Бессонова странник представляется знакомым сына князя и поселяется в небольшой келейке вблизи каменных палат):

На меня взглянул больного

И сердечно пожалел,

Слуги отца тоже не узнали в лись над ним:

Рабы меня обижали В доме моего отца, Обливали, избивали, Издевались без конца.

Разрешил мне жить в конюшне, В дом ходить мне не велел.

нищем сына князя, поэтому издева-

Терпел холод, терпел голод

И телесно заболел

И в своей конюшне тесной

Я смертельно слег в постель.

 

Разлуку с отцом и матерью, с супругой, лишения Алексей принял безропотно, но, заболев, он решил все описать отцу в письме, после чего и преставился. Архиерей соборной церкви слышал голос, что «Помер в доме Ефимия Странник Божий Алексей». Отпевать и придать земле его прах пришел папа Иннокентий. В нашем варианте письмо преставившегося Алексея читает не отец, а папа Иннокентий. Отец от страшной вести «пошатнулся, прослезился», мать -«побледнела, задрожала», жена закрыла платком лицо и запричитала:

И вернулся, не открылся, Я вдовою молодою

Не утешил ты меня И девицей осталась

И кольцо твое венчальное И смиренною душою

Потемнело у меня. Божьей воле предалась

 

Широко отражены в духовных стихах эсхатологические и апокалипсические сюжеты о конце мира и жизни человека, о всепрощении врагов («Соловей»), о страшном Божьем суде, где «его наказаньям не будет конца» для всех грешников («Божья кара»), о пришествии антихриста («Иисус перед смертью»):

- Учитель, наставь нас, - Дерево узнаете

Чтоб во тьму не попасть, По его плодам,

Когда придет антихрист, А его узнаете

Как его узнать? По его делам.

 

Евангельское предречение о Страшном суде приносит людям Михаил Архангел, вострубивший в золотую трубу («Михаил Архангел»):

Как Михаил Архангел - Приготовьтесь, люди,

Воскликнет во трубу: К страшному суду.

 

В песне перечисляются многообразные грехи, которые не позволяют душе отправиться в рай:

Не старались люди Постов не соблюдали,

Душу приобщить, От Бога отвлеклись,

Без тайных покаяний Мой храм не посещали

На небесе взойтить. И не нуждались им.

 

В первую очередь все грешники будут отделены от праведников. В ад на муку пойдут те, кто жил не по Божьим законам, кто всю жизнь грешил. Праведникам же и труженикам откроются врата рая. Евангельская легенда об отделении козлов от овец нашла отражение в тексте духовной песни:

Сойдут в одно стадо - Отойдите, козлы, Вы, мои овечки,

Овцы и козлы, К левой стороны. С правой стороны,

Господь их разделит Овечкам не мешайте, За крепкое терпение

На две стороны. Вы им не даны. Стали вы сюды.

 

Картина Страшного суда, наказания за человеческие грехи, приобретает всемирные масштабы: Божья кара ждет всех, кто не верил в Бога, не посещал храм, не постился, не помогал ближнему и нуждающемуся:

Путь вам уготован,

Пропасти кругом,

Смола кипит волною

И печь горит огнем.

Ады бесконечны,

Иго без конца.

Не почитали Бога, Матерь и отца.

 

 

Путь к Богу «труден и тернист», но это единственно «верная дорога» («Вышел я на верную дорогу»):

Вышел я на верную дорогу, Впереди тернистый путь лежит,

А вдали небесному чертогу Огонек живительный горит.

 

 

Большой пласт стихов связан с описанием жертвенности Христа во имя человечества, о перенесенных им мучениях. И в связи с этим идет параллельное сравнение с человеческой судьбой, с очистительной функцией испытаний, данных человеку Богом. О грешности человека, о неправедности его бытия, о покаянии перед Спасителем читаем в духовных стихах «Покаянная молитва» («Покайся, душа бесценная»), «Слава Богу за все»:

Если кто-то тебе

Что-то грубо сказал

Или плохо к тебе обратился,

Знай об этом, мой друг,

Воля Божия тут,

Надо с этим всем нам

Примириться.

 

Слава Богу за все, Слава Богу за все, Слава Богу за скорбь И за радость.

 

При ансамблевом исполнении для духовных стихов характерны движение мелодии параллельными терциями и гармонический бас, переменный размер. При одиночном исполнении мелодией является нижний (альтовый) голос.

Нередко духовные стихи с покаянной темой исследователи выделяют в отдельную группу «покаянных стихов». Происхождение их восходит к профессиональным авторам, традиции которых были подхвачены народом. Примером может служить духовная песня «Плач Адама», восстанавливающая библейскую легенду грехопадения Адама и Евы. Обычно это небольшие по объему произведения монологического или диалогического характера. В начале произведения рисуется картина бедственного положения первого человека, понесшего наказание за совершенные грехи:

Жена моя Ева

Бедой наградила,

Послушала змея

И рая лишила.

И кто мне поможет,

Кому расскажу я,

И сердце немеет,

На рай мой гляжу.

 

 

Адам за грехи наказан Богом жить в трудах и лишениях, что стало в дальнейшем участью людей:

В болезни, в труде Я лежу, изнываю, Покрытый нуждою И крепко страдаю.

В злобе и неправде Я стал ей соседом, Несчастье, страданья На ней я изведал.

 

В духовном стихе намечается прямой отход от первоисточника: образ Змея-искусителя лишь упоминается; нет темы библейского запрета вкушать плод с дерева познания добра и зла; отсутствуют многие мотивы писания, как, к примеру, нагота первых людей и их прозрение, а также Божье проклятие Змею и наказание Еве. Творцы «Плача» наверняка были знакомы с содержанием библейской легенды, но в своем творении они преследовали иную цель - проповедническую, поэтому яркой линией в «Плаче» проходит идея соблюдения Божьих заповедей, а всех грешников и вероотступников ждали «Труды и болезни, Страданья со смертью». За евангельскую веру ратуют певцы в духовном стихе «Подвизаясь единодушно за веру евангельскую филиппинцам»:

За евангельскую веру, Следуя Его примеру,

За Христа мы постоим, Все вперед, вперед за Ним!

 

Распространенной темой духовных стихов были поучения церковных великомучеников. Нами записаны такие стихи-поучения, как «Николай Чудотворец», «Ксения Блаженная», «Целитель Пантелеймон», «Серафим Саровский». Они обязательно исполнялись в дни памяти этих святых, а также в другие молитвенные дни:

Келия там одинокая, В ней обитал Серафим.

Знала пустыня широкая, Подвиг какой совершил.

 

Духовные песни с проповеднической установкой нередко повествовали о чуде, как доказательстве вмешательства в человеческую судьбу высших сил («Николай Угодник»):

Неисчерпаемое море Лишь только где являлось горе,

Чудес угодник сотворил, Он всем на помощь приходил.

 

Люди с любовью вспоминали о нем, о его подвигах, подражали ему. В духовных стихах о Николае Чудотворце передается жизнеописание Святого, начиная с самого рождения, когда он, будучи грудным ребенком, «посты соблюдал» и «левую грудь не брал». Особое Божье расположение к нему объясняет чудеса, им творимые («Святитель Николай»):

В ночь купцу во сне явился Вмиг от сна он пробудился,

И в задаток злато дал. Злато сам в руке держал.

Николая Чудотворца народ издавна почитал наравне с Богом, считая его посредником между человеком и Богом:

И ты пред Господом великий, Проси у Господа прощенье

Тебя, Угодника, молю, За душу грешную мою.

 

Замысел проповеднических песен часто выражается в идее благопристойного поведения и следования христианским заповедям, в противном случае ослушников и грешников ждет Божья кара и Страшный суд. Особенно осуждался отказ от милосердия, кто не помогал нищим, больным и нуждающимся («Богач и Лазарь»):

Свое довольство сытое забудь, Что нам чужое горе узнавать

Взгляни скорей - вот здесь се- И быть за ближнего еще в трево-

Вот здесь трудом надорванная Когда мы можем каждый день

грудь, бросать,

А вот толпа оборвышей бездом- Как Лазарю богач, - одни лишь

крохи.

Характерной особенностью духовного песнопения нынешнего времени является запись исполнителями многих стихов в песенники. В них все чаще появляются стихи, созданные монастырской братией, но народ их поет, считая их слова народными. Профессиональное и полупрофессиональное творчество отдельных лиц, близко стоящих к церковной среде, привело к распространению духовных стихов, имеющих литературное происхождение и авторство. Это такие стихи, как «Гимн Святителю Митрофанию», «Святая мученица Варвара», «Пресвятая Дева Мария», «Вифлеемские страсти Христа», «Предательство Иуды», «Суд над Христом у Анны», «Суд над Христом у Пилата», «Спаси, Владычица, святую Русь, спаси!» и др.:

О, великий наш святитель, Будь помощник, покровитель

Достохвальный Митрофан! Православных христиан

 

Не только христианские мотивы, но и патриотические настроения чувствуются в духовном стихе «Спаси, Владычица, Святую Русь, спаси!», который исполняется во время поста в местном храме, но все чаще его можно услышать и в репертуаре сельских духовных читалок и певцов:

Спаси от сглаза, Спаси, Владьгчица,

От потопа, от меча, Святую Русь, спаси!

Огня и ересей Возьми, как прежде,

Безбожных на Руси, Это бремя на себя.

Междоусобиц Настало время

И от множества врагов Испытаний на Руси,

Святую Русь Твою, Не устоять ей,

Владычица, спаси! Не воскреснуть без Тебя.

 

Итак, духовные песни, или стихи, которые имели мелодию, - самый распространенный из сохранившихся жанров фольклора. Духовные тексты воспроизводят главную идею и подробности по церковным проповедям, по Евангелию и христианским иконам, но осуществляется это на основе фольклорных традиций. Не воспроизводя точно источник, духовные стихи добавляют в текст свои образы и мотивы, и нередко делают это намеренно, проводя проповеднические идеи главной линией. Мелодия песен обычно малоразвита, представлена чаще всего параллельным движением терций при гармонизированном басе. Это результат влияния новых течений. Что же касается ритма, то часто он архаичен - сложный, переменный. Так два течения - современное и древнее - наслаиваются друг на друга. Духовные песни исполняются на похоронно - поминальном обряде, во время постов, календарных праздников, в дни памяти святых и являются любимым жанром народа.

 

 

 

Литература

1. Аникин В.П. Русское устное народное творчество. - М., 2000.

2. Духовная культура русских среднего Поволжья. - Вып. 3. -Ульяновск, 2001.

3. Полный православный богословский энциклопедический словарь. Репринтное издание. Т. 1. - М., 1992.

4. Федотов Г. П. Стихи духовные / Русская народная вера по духовным стихам. Коммент. и подг. текста А. Л. Топоркова. - М., 1991,с. 4-40.

 

Мануковская Т.В.(ВГУ)

 

 

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика