События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Читальня ->Донская археология -№1-2 2001 ->История археологического изучения гончарного ремесла Азака-Таны-В.И .Перевозчиков


История археологического изучения гончарного ремесла Азака-Таны-В.И .Перевозчиков

 

Первым ученым, с которого началось археологическое изучение средневекового горо­дища Азака-Таны, расположенного на территории современного г. Азова, по праву можно счи­тать сотрудника Археологической Комиссии Императорской Академии наук В.Н.Ястребова. В 1890 году он был направлен в посад Азов в связи с найденной там в 1889 году надгробной плитой венецианского консула Якопо Корнаро [ 1, С.42-44]. Значительно позднее, в 1923 году, сборы материалов золотоордынского периода на территории г.Азова «в районе так называе­мых Генуэзских ворот и выше» и в окрестностях железнодорожного вокзала «за городом» произвела Северо-Кавказская экспедиция РАИМК [2, С.21-22]. Затем состоялись раскопки экспедиции Бюро охраны памятников революции, культуры и искусства при Президиуме Рос­товского облисполкома, осуществленные под руководством Б.В.Лунина и С.А.Вязигина: в 1934-1935 гг. в районе все тех же Генуэзских ворот [3, С.206-208; 4, С.234] и в 1938-1940 гг. снова недалеко от Генуэзских ворот, а также в районе так называемого Привокзального горо­дища и городского кладбища [5; 6, С. 11-12]. Собранный во время этих раскопок материал не был в свое время классифицирован и опубликован, а за годы войны и вовсе утрачен [7, С.1]. Только незначительная его часть была сохранена стараниями граждан города Азова — И.Д.Тиунова и В.Т.Кирюшкина. Говоря о краеведах, нельзя не упомянуть о сборах и наблюде­ниях в 1930-1950 гг. того же И.Д.Тиунова (составителя первой археологической карты горо­да), Н.И.Гурского и К.Иванова [4, С.235]. Но лишь работами ныне хорошо известного донс­кого археолога Людмилы Михайловны Казаковой в 1960 г. был начат этап профессионально­го археологического изучения Азака-Таны, сменивший период бессистемного собиратель­ства местными коллекционерами — любителями старины.

Самым массовым археологическим материалом средневекового Азака-Таны, как и мно­гих других памятников археологии, была и остается керамика. И всегда перед археологами вставала проблема выделения из общего керамического комплекса продукции местных гон­чаров. На сегодня для ее решения накоплен такой объем материала, какого нет в распоряже­нии исследователей многих других синхронных Азаку памятников.

Цели данной работы: дать хронику археологических исследований гончарных комплек­сов и находок материальных свидетельств гончарного ремесла Азака-Таны, сопровождая ее краткими описаниями их характерных черт, сведениями о сопутствующих им монетах, о пуб­ликациях археологических материалов и об учетных музейных номерах находок, а в заключе­ние составить топографическую карту местонахождений археологических свидетельств гон­чарного ремесла, попытаться воссоздать его организационные формы и, резюмируя монет­ные данные, представить общую датировку функционирования местного гончарного ремеслa. Источниками для этого исследования послужили научные отчеты о раскопках и наблюде­ниях, полевые дневники и чертежи, публикации и хранящиеся в фондах Азовского краевед­ческого музея археологические коллекции, а также никак до сего дня не зафиксированные на бумаге наблюдения археологов и местных жителей.

Первым, кто обнаружил в г.Азове остатки гончарного производства, по мнению Л.М.Казаковой, был С.А.Вязигин [8, С. 159]. При этом Л.М.Казакова ссылается на инфор­мацию из отчета последнего [8, С. 159-160] об обнаружении в 1940 г. в районе городского кладбища гончарного горна. Но, судя по информации, содержащейся в статье В.А.Городцова [6, С. 10-12], С.А.Вязигин раскопал около городского кладбища 3 печи, из которых одна была обычным домашним очагом «продолговатой формы», вторая — тандыром, тре­тья — большая однокамерная, выложенная из сырцового кирпича и заполненная хозяйствен­ным мусором, — неясного назначения (даже с позиций наших сегодняшних знаний об азакских печах).

Согласно хранящимся в Азовском краеведческом музее документам, первооткрывате­лем гончарного ремесла Азака-Таны следует считать саму Л.М.Казакову. В 1961 году она в траншее под газопровод в районе дома №51 по ул.Калинина доследовала 2 гончарных горна, обнаруженных учеником средней школы №1 Игорем Малыгиным. Отчет об этих раскопках хранится в фондах Азовского краеведческого музея [7, С. 10-11]. Горны были частично раз­рушены при рытье траншеи, но их конструкцию, в основном, проследить удалось [8, С. 155— 160, рис.1, 2]. В своей изданной значительно позднее работе, посвященной этим раскопкам, она констатировала: «гончарные горны на улице Калинина относятся к традиционному для Азака типу двухкамерных двухъярусных горнов с одноканальной топочной камерой» [8, С. 159]. Найденная же на поде горна № 1 красноглиняная керамика с полосчатым лощением автором к данному горну никак не привязывается. По-видимому, она являлась частью заполнения му­сорной ямы, которой обычно становились обжигательные камеры после прекращения исполь­зования их по прямому назначению. Л.М.Казакова первая зафиксировала, что основным топ­ливом для гончарных горнов был камыш. В научном отчете указывалось, что «попадались даже полностью обгоревшие стебли» [7, СП]. О находках монет в данном археологическом комплексе ничего не известно. Материалы раскопок на данном объекте зарегистрированы в музее под номером: АКМ КП-15210/669-769.

Через 10 лет, в 1971 г., в Азове при рытье котлована под дом №5 по ул.Макаровского обнаружены остатки еще двух керамических горнов [9, С. 168-169; 10, С.252-259]. Они были того же типа, что и исследованные по ул.Калинина. Л.Л.Галкину удалось подробно исследо­вать их конструкцию. В частности, он проследил, что топочная камера была вырублена в ма­терике на берегу древней неширокой балки орудием, ширина рабочей части которого состав­ляла 7 см. Но его замечание, что обжигательная камера была сложена из сырцового кирпича, не очень согласуется с описаниями более поздних находок гончарных горнов. Л.Л.Галкин первым выполнил точные замеры и поместил в своей статье добротно выполненные чертежи одного из горнов (№2) и рисунки находок [10, Рис. 1-6]. Особый интерес представляет ком­плекс именно этого горна №2. Устье его топки выходило в большую яму глубиной 200 см и шириной ок.300 см [10, С.254]. Наибольшее количество опубликованных в позднее вышед­шей статье [10] целых глиняных изделий было в заполнении именно этой ямы. В топке горна Л.Л.Галкиным были прослежены заплечики, которые при соответствующем способе укладки топлива содействовали улучшению тяги. В горне №2 он обнаружил остатки необожженной посуды в виде плотной глиняной массы темно-серого цвета. Таким образом, им исследован горн, прекративший свое функционирование в момент подготовки к очередному обжигу. Ни­чего подобного в Азове до сих пор больше не встречалось. Керамический материал, собран­ный при раскопках данного гончарного комплекса, пролил первый достоверный свет на ас­сортимент неполивной керамики, производившейся в Азаке-Тане в XIV веке. Раньше разго­воры на эту тему велись лишь на уровне догадок и логических умозаключений, но не фактов. Любопытен опрос местных жителей, который произвел Л.Л.Галкин в 1971 г. Из опроса он сделал вывод, что необходимая для производства керамики «глина имеется на берегу Дона в 3 — 4 км от мастерской и использовалась в недалеком прошлом азовскими гончарами» [10, С.255]. Отчет о раскопках в архив Азовского краеведческого музея сдан не был. Но его вполне заменяет достаточно подробная статья в журнале «Советская археология» [10]. Она стала первой и на долгий период единственной публикацией керамических горнов Азака-Таны и их продукции. Что касается датировки, то в заключительной части статьи ее автор отметил лишь,что медные монеты из ям, исследованных рядом с гончарными печами, не выходят за преде­лы второй половины XIV в. Но монеты в музей сданы не были, а общие замечания исследова­теля едва ли могут быть основанием для датировки самого гончарного комплекса. Материа­лы раскопок по ул.Макаровского №5 зарегистрированы в музее за номерами: АКМ КП-26064/ 1-57; КВФ-11848/1-60.

Новые материалы для изучения гончарного ремесла Азака-Таны дали спасательные рас­копки в котловане под фундамент дома быта «Юбилейный» у перекрестка ул.Чехова и ул.Ка­линина [11, С.6; 12, С.23]. Здесь зимой 1975 года в чрезвычайно сложных климатических условиях группа археологов Азовского краеведческого музея под руководством старшего научного сотрудника музея Н.М.Фомичева смогла доисследовать два сильно разрушенных строителями гончарных горна и несколько ям с керамическим браком. Ничего нового в зна­ния о конструктивных особенностях гончарных горнов Азака данные раскопки не внесли. Но благодаря раскопкам ям с керамическим браком, выросла источниковая база исследования технологии производства керамики до этапа ее обжига и, в целом, значительно расширились представления об ассортименте собственно азакской керамики. Впервые в большом количе­стве были найдены фрагменты дигирных сосудов, полуфабрикаты под поливную посуду (ангобированные и украшенные гравировкой, но не покрытые поливой), разновеликие подставки — «сепаи» и специальные бруски для обжига поливной посуды, крупные части матриц-штам­пов — «калыбов» — для изготовления керамики со штампованным рельефным орнаментом [13, Рис.3,22,23, 8-12]. В одной из ям с керамическим браком, по устному сообщению авто­ра раскопок, была найдена монета времени Узбека (без года) типа 1330-х гг. Отчет о раскоп­ках в котловане под дом быта «Юбилейный» не написан. В 1978 году была опубликована лишь очень краткая предварительная информация в «Археологических открытиях» за 1977 г. [14, С. 146]. Все сохранившиеся материалы раскопок опубликованы и подробно проанализи­рованы значительно позднее, в 1993 году [13, С.160-224]. Регистрационный номер коллек­ции: АКМ КП-16200/1 -1686.

В 1978 году в траншее под коммуникации по ул.Кирова, между переулками Ломоносов­ским и Урицкого, зафиксирована гончарная печь «с необожженной амфорой» [11, С.6]. Кроме этих скудных сведений, содержащихся в информационном сообщении Н.М.Фомичева, опуб­ликованном в 1981 году, нам о данной гончарной печи больше ничего не известно.

Вторыми (после раскопок Галкина) достаточно хорошо документированными раскоп­ками гончарного комплекса стали археологические исследования 1982 г. по ул.Ленинградс­кой [12, С.23-24; 15, С.73, 74, 80-83, рис.198, 193, 210-212, 218, 219, 221-223; 16, С.136-137; 17, С.10]. Здесь в раскопе №2 на участке под строительство дома №62 была обнаружена хорошо сохранившаяся (почти не нарушенная поздними перекопами) землянка с гончарным горном. Рядом с последним находилась яма с глиной (по-видимому, сырьем), а у входа (?) в землянку большая яма (№49) с керамическим браком. Удалось исследовать большую часть помещения гончарной мастерской, а также полностью проследить конструкцию хорошо со­хранившегося гончарного горна, на поде обжигательной камеры которого лежали развалы неполивных сосудов (последствие обрушения свода). Никогда ранее и позже археологи не собирали в Азове такого количества (около 70 ведер) битой неполивной посуды, как из вы­шеупомянутой ямы с керамическим браком. Эти материалы, после длительной их реставра­ции, расширили наши знания об ассортименте местной неполивной керамики. Остается толь­ко сожалеть, что взятые во время раскопок образцы глин из ямы с сырьем по недоразумению были выброшены, и поэтому провести их анализ мы сегодня не можем. Из заполнения зем­лянки происходит несколько медных пулов 721 г.х. (штык 13), 734 г.х. (дно), 737 г.х. (дно), 743 г.х. (полы №3), 753 г.х. (полы), типа 751/3 г.х. (полы), т.е. они укладываются в рамки с 1321 по 1353 гг. Материалы раскопок гончарного комплекса по ул.Ленинградской в 1982 г., если не считать небольших информационных сообщений [16; 17], еще не опубликованы. Кол­лекция керамики из гончарной печи и из ямы №49 (с браком) зарегистрирована в музее подномерами: АКМ КП-26564/32-46, КВФ-12020/283-633, 4162-4246; АКМ КП-25299/1-160, КВФ-11503/1-3956.

В следующем, 1983 году, группа азовских археологов под руководством старшего на­учного сотрудника Азовского краеведческого музея В.В.Чалого в траншее под теплотрассу к строящемуся 5-этажному дому №29Б по ул.Макаровского доследовала остатки гончарно­го горна [18, С.23-24, рис.82-85; 19, С. 132; 20, СП]. О технологии керамического произ­водства Азака-Таны эти раскопки ничего особенно нового не прибавили. Для того, чтобы исследовать гончарный комплекс целиком, вокруг печи был заложен небольшой раскоп, но материала, как-то связанного с керамическим производством, найдено было очень мало.В топке найдены характерные остатки сгоревшего камыша. Конструкция горна оказалась ана­логичной исследованным ранее. Но для пополнения наших знаний о топографии гончарного ремесла Азака-Таны и общей статистики эта находка, безусловно, имеет большое значение. Об этих раскопках опубликованы краткие информационные сообщения [19; 20]. Материалы раскопок данного объекта зарегистрированы под номерами: АКМ КП-24052/1-14; КВФ-11077/1-126. Но практически весь керамический брак (в виде мелких фрагментов) из ямы №1 на хранение в фонды музея не попал.

Новая находка гончарного горна в Азове датируется 1988 годом [21, С.15-16; 22, С. 166— 177, рис.196, 197-202, 204-257]. Он обнаружен на значительном удалении от современного центра города в траншее под водопровод к частному дому №57 по ул. Газеты «Известия». Верх его обжигательной камеры был частично разрушен траншеей. Принципиальная конст­рукция данного горна та же, что и у вышеописанных (двухкамерный, двухъярусный, с однока-нальной топочной камерой, округлой в плане формы, с восходящим движением горячих га­зов). Но он отличался хорошей сохранностью. Это позволило сделать добротный чертеж и подробное описание его устройства. Особая ценность гончарного горна по ул.Газеты «Изве­стия» состоит в том, что обжигавшаяся в ней продукция осталась в обжигательной камере вместе с сопутствующим ей печным припасом. Но сосуды были раздавлены обрушившимся на них сводом обжигательной камеры. Судя по собранному в отвалах из обжигательной каме­ры рядом с горном и в топке материалу (более 25 ведер фрагментов керамики примерно от 360 сосудов), в печи обжигалась как неполивная (в том числе и с полосчатым лощением), так и поливная (закрытой и открытой формы) керамика. Впервые было достоверно подтвержде­но, что в Азаке-Тане производились свои маломерные амфоры. Особый интерес представля­ют находки немалого числа фрагментов матриц-штампов — «калыбов» и подставок — «се-пай». Монет не было. Тезисные текстовые материалы о раскопках данного гончарного горна публиковались в Грозном [23, С.75-77] и Луганске [24, С.152-155]. Учетные музейные но­мера коллекции материалов из раскопок гончарного горна по ул.Газеты «Известия»: АКМ КП-25313/1-282; КВФ-11514/1-2218.

Не прошло и полутора лет, и в августе 1989 года в котловане под фундамент дома №87 по ул.Комсомольской был найден гончарный комплекс, состоящий из 2-х горнов, общей для обоих припечной рабочей ямы и мусорной ямы (№24) с керамическим браком [25, С.28-29; 26, С.9-27, рис.41-95]. Полностью удалось зачистить лишь горн №1, по оранжевым конту­рам обжигательной камеры которого и зафиксировали в дне котлована данный гончарный ком­плекс. Горн №2 выходил далеко за пределы раскопа, а его обжигательную камеру разрушила траншея с коммуникациями. Поэтому удалось исследовать лишь топочную камеру (путем выборки заполнения через устье топки). Под обжигательных камер обоих горнов был покрыт слоем битой неполивной посуды разных форм. Так, например, в горне № 1 она была представ­лена фрагментами 37 разновеликих кувшинов, двух афтоб, трех амфор, одной корчаги, двух туваков и двух копилок. Принципиально нового в знания о конструкции гончарных горнов Аза­ка-Таны раскопки по ул.Комсомольской не внесли. Но впервые полностью прослежена спе­циально вырубленная в материке рабочая (припечная) яма (№10), служившая для загрузки топлива и выгребания золы. Была получена также новая информация о составе керамическо­го теста местной керамики. Впервые обнаружены целые сосуды, встроенные в устье топки печи №1 и в углубление перед ней. В яме с браком найдены 8 фрагментов неполивных сосу­дов-полуфабрикатов из необожженной глины серого цвета, а также множество (2903) фраг­ментов разбитых бракованных обожженных неполивных сосудов, 29 кусков печины и 7 фраг­ментов ошлакованной керамики. Вся собранная в гончарном комплексе керамика (примерно от 224 сосудов) представлена 18 формами. Эти данные несколько расширили представления об ассортименте продукции азакских гончаров. В заполнении припечной ямы (№10) было найдено 2 монеты, из которых удалось определить только одну (с глубины 0,5 м от уровня обнаружения) — 721 г.х. [26, СП, 70]. В яме же №24 (с браком) обнаружена монета аноним­ного чекана 1359-1380 гг [26, С.20, 75], но глубина ее обнаружения, как у других монет из раскопок по ул.Комсомольской, не зафиксирована, что заставляет сомневаться в ее возмож­ности выступать в качестве датирующего материала. Материалы раскопок полностью опуб­ликованы в 1990 году [27, С.117-135]. Находки хранятся в музее за номерами: АКМ КП-25976/1-28, 393-421; КВФ-11794/1590-2117, 4976-5516.

В августе 1992 года посередине проезжей части ул.Ленинградской была прорыта траншея под коммуникации, в которой на отрезке между частными домами №22 и №24 удалось зафиксировать остатки гончарного горна той же конструкции, что и вышеуказан­ные. Обжигательная камера была практически полностью уничтожена траншеей. Верхний уровень его пода соответствовал дну траншеи. Диаметр пода составлял около 1,5 — 2,0 м, а его толщина около 0,3 м. Устье топки находилось, по-видимому, с запада. Заложить раскоп, чтобы исследовать комплекс полностью, в тот момент было практически невоз­можно. В целом его конструкция ничем принципиально не отличалась от других исследо­ванных в Азове гончарных горнов XIV в. Эти наблюдения автора данной работы здесь публикуются впервые.

После длительного перерыва в 2000 году в раскопе на участке под строительство дома №38 по ул.Измайлова раскопана землянка (жилище №2) с двумя гончарными горнами [28]. Один из них находился в южном углу землянки, другой — в юго-восточном. Впервые в Азове зафиксирован «козел» — подпорный столб пода обжигательной камеры. Он распо­лагался примерно посередине топочной камеры горна №1 и был сложен из фрагментов пе­чины и кирпичей на глиняном растворе. В заполнении горна № 1 найден неопределимый пул, типичный для времени Узбека, а в горне №2 пул анонимного чекана времени Узбека типа 1330-х гг. Из заполнения землянки происходят монеты 715 г.х. и анонимного чекана време­ни Токты-Узбека (без года). Информационное сообщение об этих раскопках будет опубли­ковано в выпуске №17 «Историко-археологических исследований в Азове и на Нижнем Дону в 2000 г.».

Кроме вышеперечисленных находок двухъярусных гончарных горнов с восходящим хо­дом горячих газов при раскопках культурных слоев Азака-Таны находят также большие одно­ярусные печи, которые отдельные исследователи интерпретируют как гончарные [29, С.39-40]. Две такие печи, сооруженные в древности «на склоне балки», раскопаны в 1991 году в котловане под фундамент пристройки к дому №49 по ул.Измайлова (бывшая «50 лет Октяб­ря») [30, С.21-25, рис.2, 8,7-4, 9,7-5]. Называя в своей публикации за 1993 год эти печи «об­жигательными», «однотопочными», «с прямым ходом пламени», автор раскопок тут же отме­чает, что «ни в горнах, ни рядом с ними не найдено керамического боя, свидетельствовавше­го бы о их гончарном назначении», и предполагает, что это «печи для обжига кирпича» [29, С.40].

Еще раньше о подобных печах в своей сводке о раскопках в Азове за период с 1972 г. по 1980 г. сообщал Н.М.Фомичев [11, С.7]: большие «печи неясного назначения диамет­ром до 3-х метров с толстыми ошлакованными изнутри стенками,... сложенные из кирпича и углубленные в материк до 2-х метров», были обследованы в четырех котлованах под жи­лые многоэтажные дома и траншеях к ним на перекрестке ул.Ленина и пер.Социалистичес­кий в 1973, 1976, 1978 и 1979 гг. Тут же он пишет о печах «по обжигу кирпича» в котловане под домом быта «Юбилейный» (1975 г.) и аналогичных им по конструкции печах, обнаружен­ных в котловане под жилой 5-этажный дом №87 по ул.Ленинградской. И это все, что нам известно о данных печах, потому что научных отчетов об этих наблюдениях и раскопках не существует.

По-видимому, печь именно из этой серии была исследована С.А.Вязигиным в 1939 г. у восточной окраины городского кладбища [6, С. 11-12]. Диаметр дна-«пода» ее округлой «об­жигательной камеры» — 3,28 м. Свод был сложен из сырцового кирпича в два слоя. Под имел толщину 23 см. Устье топки шириной около 1 м находилось с юга. Но ничего свиде­тельствующего о том, что в печи обжигалась керамика, не найдено. В ней было типичное для мусорных ям XIV в. заполнение: фрагменты неполивной и поливной керамики, кости живот­ных, незначительные остатки угля и золы. Нечто подобное было найдено в Херсонесе в 1966— 68 гг. [31, С. 120]. Автор публикации о херсонесской печи, вначале констатируя, что был от­крыт комплекс по производству керамики XI—XII вв., заключает что сводчатые печи могли использоваться не только для бытовых целей, но и для обжига керамики, что красноречиво иллюстрирует факт его сомнения относительно функционального назначения подобных пе­чей. Пока трудно судить о действительном назначении таких печей.

Большое значение для изучения топографии гончарного ремесла Азака-Таны имеют на­ходки его материальных свидетельств в различных частях города. Среди них: элементы печ­ного припаса («сепаи», «калыбы», бруски, глиняные диски и т. п.), полуфабрикаты под поли­вную керамику и керамический брак. Подавляющее большинство таких находок ранее архе­ологами не выделялись. До нас они стали доходить с тех пор когда раскопки приобрели в Азове более-менее систематический характер. Кроме того, следует отметить, что в фондах музея хранится несколько ранее найденных беспаспортных коллекций, в которых есть подоб­ные материалы, но установить их точную привязку к местности сегодня невозможно. Поэто­му мы начнем с 1977 года, когда в траншее под коммуникации по ул.Чехова у кинотеатра «Родина» (ныне снесен и на его месте начато строительство банка) была обнаружена яма с «сепаями» [11, С.6]. В следующем, 1978 году, в траншее под коммуникации по ул.Севасто­польской напротив дома быта «Юбилейный» в исследованных хозяйственных ямах вновь были найдены «сепаи» [11, С.6]. Из котлована под дом №33/43 по ул.Ленина (раскопки 1980 года) происходит донце чаши-полуфабриката с гравировкой по белому ангобу без поливы [32, С. 160, рис. 1,7]. Во время спасательных археологических работ в котловане под дом №62 по ул.Ленинградской в 1984 году был найден керамический брак: в яме №5 — два фрагмента тулова большой миски-полуфабриката с поангобной гравировкой на внутренней стороне [32, С. 160, рис. 1,2], в яме №20 — фрагмент бортика миски-полуфабриката с белым ангобом на внутрен­ней стороне, а в яме №45 — толстый слой керамического боя с однотипным черепком [33, С.41; 34, С.18; 35, С.10]. Яма №45, судя по характеру материала, по-видимому, имеет прямое отношение к гончарному комплексу, исследованному на этом же участке в раскопе №2 в 1982 году [информацию о нем см. выше, а также: 12, С.23-24; 15, С.73, 74, 80-83, рис.193-198, 210-212; 16, С.136-137; 17, СЮ]. Монетный материал из ямы №5 представлен 4-мя пулами 715, 737 (2 шт.), 751/3 г.х. [33, С68, 69], а из ямы №20 — 2-мя пулами: анонимного чекана времени Джанибека (1342-1357 гг.) и анонимного чекана 751/62 г.х. [33, С.73]. Еще один фрагмент тулова миски-полуфабриката с гравировкой по белому ангобу происходит из ямы IX, раскопанной в котловане под среднюю школу №15 по пер.Социалистическому в 1985 году [36, С.65, рис.205]. Его музейный номер: АКМ КП-23047/74. Во время доследо­ваний другой ямы (№3) в 1986 году в траншее, прорытой вдоль ЮЮВ части ул.Луначарского до пер.Ломоносовский, были найдены части трех «сепай» и два фрагмента тулова миски и тарелки — полуфабрикатов с гравировкой по белому ангобу [37, С. 17]; находки числятся в музее за номерами: АКМ КП-24291/54-58. Отчет об этих раскопках не написан. В 1987 году во время археологических работ в раскопе №1 на участке под строительство жилого дома №86А по ул.Ленинградской при зачистке материка в квадрате №16 археологи нашли фраг­мент бортика миски-полуфабриката с белым ангобом без поливы [38, Рис.44]. Зарегистриро­ван за номером: АКМ КП-24546/111. Через 2 года, в 1989 году, в траншее под коммуника­ции, прорытой по проезжей части ул.Чехова, напротив здания Азовского нарсуда, были обна­ружены два больших и один маленький фрагменты чаш-полуфабрикатов с гравировкой по белому ангобу (яма №10; АКМ КП-26078/15,16) и фрагмент «сепаи» (яма №13; АКМ КП-26078/30). Монетный материал из этих раскопок в музей не поступал. Научный отчет также не написан. Указанные полуфабрикаты были опубликованы в 1998 году [32, С. 160, рис.1,5-5]. Следующая находка фрагмента пиалы-полуфабриката с гравировкой по белому ангобу проис­ходит из ямы №4, исследованной в 1992 году в раскопе на участке под строительство дома Nil по ул.Крымской [39, С.19, рис.47]. В 1993 году в яме №11 раскопа на участке под строи­тельство дома №15 по ул.Макаровского был найден фрагмент тулова чаши-полуфабриката с гравировкой по белому ангобу [40, С.42, рис.119]. Во время спасательных археологических работ в котловане под фундамент здания Агропромбанка (дом №7) на месте бывшего кино­театра «Родина» по ул.Московской в 1995 г. были найдены «сепаи»: в культурном слое (кв. 1 А, шт.З) — 1 шт., в ямах №4 — 1 шт., №5 — Зшт., №6 — 1 шт., №7 — 1 шт., № 10 — 1 шт., №27 — 2шт [41, С. 16, 22, 23, 50, 52, 58, рис.17; 42, С.205, рис. 1,5-10). Также были найдены фрагмен­ты полуфабрикатов под поливную керамику: донце чаши с поантобной гравировкой и фраг­мент тулова пиалы с гофрированным венчиком— в яме №25 [42, С.208, рис. 10,72,14]. В трех из вышеперечисленных ям найдены монеты: в яме №5 — пул типа 751-753 г.х., в яме №6 — 2 пула типа 737 г.х. и один пул — анонимного чекана времени Токты-Узбека, в яме №25 — дирхем 796 г.х. [41, Рис.162; 42, С. 189]. Из раскопа №2 на участке под строительство дома №3 по ул.Чехова (1997 г.) происходят 5 сепай из переотложенного культурного слоя (кв. 1В, шт.4,5; кв.2Б, шт. 1; кв.2В, шт.2) и 2 из закрытого комплекса (яма №4), в котором было найде­но 18 монет 751, 752 и 761 г. х. [43, С.9, 41, 42, 44, 55-58]. На этом же объекте в яме №5 обнаружены фрагменты «лепных довольно массивных дисков», возможно являвшихся час­тями гончарного круга [43, С.22]. В яме их сопровождали 5 монет, из которых одна типа 737 г.х., 2 — времени Абдуллаха (без года), другие неопределимые [43, С.58]. По одной «сепае» было найдено при раскопках культурного слоя (кв.З, шт.4) на участке под частный дом №15 по ул.Энгельса в 1998 г. [44, С.21, рис.66], в котловане (раскоп №5, кв.2В, шт. 1,2) под фундамент пристройки к старому зданию Азовского краеведческого музея по ул.Московской, №38/40 в 1999 г. [45, С.12, 57] и в раскопе (кв.бБ, шт.4) на участке под строительство дома №41 по ул.Толстого в 2000 г. [46].

По вышеприведенной сводке данных о гончарном ремесле Азака-Таны была составле­на топографическая карта-схема (рис. 1). Всего на нее нанесено 25 объектов, включающих в себя 10 гончарных комплексов (объекты с гончарными горнами) и 30 местонахождений (в хоз. ямах и в культурном слое золотоордынского Азака) отдельных находок — материальных свидетельств керамического производства: технологическая керамика («сепаи», «калыбы», бруски-подставки, штыри, фрагменты гончарного круга, «пробник» и др.), полуфабрикаты и керамический брак (см. таблицу). При этом закрашенными кружочками обозначены гончар­ные комплексы, а незакрашенными кружочками с точкой посередине — материальные сви­детельства наличия гончарного производства. Нумерация всех местонахождений сквозная. Пунктиром обозначена предположительная граница Азака-Таны в XIV веке.

Топография мест раскопок гончарных печей и отдельных находок материальных свиде­тельств керамического производства показывает, что они разбросаны на довольно широкой площади и в значительном удалении от реки. Интерпретировать такую топографию в качестве отдельно существующего гончарного квартала, что характерно для большинства средневе­ковых городов [47, С.163; 48, С.118-120; 49, С.179; 50, С.16, 32; 51, С.174-175; 52, С.176-178; 53, С.98-99; 54, С.56] и с самого начала предполагалось также относительно Азака [11, С.6], пока не представляется возможным. Обычно гончарное производство выносилось на окраины города и даже за крепостные стены [55, С. 18; 56, С.46; 57, С.217-218; 58, С.111; 59, С.201; 60, С.78; 61, С.42], часто находилось в непосредственной близости от водоемов [62, С.70; 63, С.52; 64, С.78; 65, С.349]. Топографическая карта гончарного ремесла Азака на­глядно демонстрирует другие тенденции, что было характерно и для некоторых других синх­ронных Азаку средневековых городов [66, С.ЗЗ; 67, С.90; 68, С.54; 69, С.153]. Следует также отметить, что на территории генуэзско-венецианской фактории Тана ни гончарных комплек­сов, ни материальных свидетельств гончарного ремесла пока не найдено (возможно, из-за слабой ее археологической изученности).

Основываясь на вышеприведенных фактах, можно высказать следующие версии. Пер­вая: мы имеем дело с ремеслом усадебного типа. При этом ремесленники находились в той или иной степени зависимости от владельца усадьбы. Это предположение ранее уже выска­зывалось [12, С.24; 13, С.220]. Оно вполне согласуется с выводами Г.А.Федорова-Давыдова и Н.М.Булатова об организации ремесленного производства в Сарае-ал-Махруса [70, С. 168; 71, С.237-238]. Вторая версия: существовал не один, а несколько кварталов гончаров — представителей разных керамических школ, скорее всего, напрямую взаимосвязанных с этнокультурной принадлежностью мастеров. Мнение о том, что в Азаке могло существовать несколько кварталов гончаров или один, но в разное время в разных частях города, также ранее уже высказывалось [27, С. 133].Существует и третья компромиссная версия: по анало­гии с волжскими столицами Золотой Орды, в Азаке существовали одновременно как индивиду­альные мастерские с относительно узкой специализацией и небольшим объемом производства, так и усадебные гончарные мастерские [70, С. 168]. Первая версия может быть подтверждена или опровергнута только исследованиями культурных слоев большими площадями. Но, т. к. территория древнего города сегодня полностью застроена, такая возможность маловероятна. Дополнительную аргументацию для прояснения второй версии может дать более основатель­ное исследование местной керамики, в том числе ее химического состава и структуры.

0107

0108

0109

Пояснительный текст к карте-схеме

Гончарные комплексы

1.  В траншее под газопровод в районе дома №51 по ул.Калинина, 1961г. Раскопки Л.М.Казаковой.

2.  В котловане под фундамент дома №5 по ул.Макаровского, 1971г. Раскопки Л.Л.Галкина.

3.  В котловане под фундамент дома быта «Юбилейный» по ул.Чехова, 1975 г. Раскопки Н.М.Фо­мичева.

4.  В траншее под коммуникации по ул.Кирова между пер.Ломоносевским и пер.Урицкого, 1978 г. Наблюдения Н.М.Фомичева.

5.  Землянка в раскопе №2 на участке под строительство дома №62 по ул.Ленинградской, 1982 г. Раскопки В.В.Чалого.

6.  В траншее под теплотрассу к строящемуся общежитию (дом №29Б) завода КПА по ул.Макаров­ского, 1983 г. Раскопки В.В.Чалого.

7.  В траншее под коммуникации к дому №57 по ул.Газеты «Известия», 1988 г. Раскопки В.И.Пере-возчикова.

8.  В котловане под фундамент дома №87 по ул.Комсомольской, 1989 г. Раскопки В.И.Перевозчи-кова.

9.  В траншее под коммуникации, прорытой посередине проезжей части ул.Ленинградской, между ул.Чехова и ул.Щорса, на отрезке между домами №22 и 24,1992 г. Наблюдения В.И.Перевозчи-кова.

10.  Землянка в раскопе на участке под строительство дома №38 по ул.Измайлова, 2000 г. Раскоп­ки И.В.Гудименко.

Отдельные находки технологической керамики, полуфабрикатов и керамического брака

11.  В траншее под коммуникации по ул.Чехова у кинотеатра «Родина» (ныне на его месте начато строительство Агропромбанка), 1977 г. Раскопки Н.М.Фомичева.

12.  Напротив дома быта «Юбилейный» в траншее под коммуникации по ул.Севастопольской, 1978 г. Наблюдения Н.М.Фомичева.

13.  В котловане (раскоп И) под дом №33/43 по ул.Ленина, 1980 г. Случайная находка. Сборы В.В.Ча­лого.

14.  В котловане под фундамент дома №62 по ул.Ленинградской, 1984 г. Ямы №5, 20, 45. Раскопки В.В.Чалого.

15.  В котловане под фундамент средней школы №15 по пер.Социалистическому, 1985 г. Яма IX. Раскопки И.В.Гудименко под открытый лист В.И.Перевозчикова.

16.  В траншее под коммуникации, прорытой вдоль ЮЮВ части ул.Луначарского до пер.Ломоно­совский, 1986 г. Яма №3. Раскопки И.В.Гудименко.

17.  В раскопе №1 на участке под строительство дома №86А (по ул.Ленинградской), 1987 г. Кв.16, зачистка материка. Раскопки Н.М.Булатова.

18.  В траншее под коммуникации, прорытой по проезжей части ул.Чехова, напротив здания Азов­ского нарсуда, 1989 г. Ямы №10, 13. Раскопки Н.М.Фомичева.

19.  В раскопе на участке под строительство дома №7 по ул.Крымской, 1992. Яма №4. Раскопки И.В.Гудименко.

20.  В котловане под фундамент дома №15 по ул.Макаровского, 1993 г. Яма №11. Раскопки И.В.Гу­дименко.

21.  В котловане под фундамент здания Агропромбанка (дом №7) на месте бывшего кинотеатра «Родина» по ул.Московской, 1995 г. Ямы №4-6, 7, 10, 25, 27; кв.1А, шт.З. Раскопки И.В.Белинс­кого.

22.  В раскопе II на участке под строительство дома №3 по ул.Чехова, 1997 г. Яма №4, 5; кв.1 В, шт.4, 5; кв.2Б, шт.1; кв.2В, шт.2. Раскопки И.В.Белинского.

23.  В раскопе на участке под дом №15 по ул.Энгельса, 1998 г. Кв.З, шт.4. Раскопки А.Н.Масловского.

24.  В котловане (раскоп V) под фундамент пристройки к старому зданию Азовского краеведческого музея (дом №38/40) по ул.Московской, 1999 г. Кв.2В, шт.1, 2. Раскопки А.Н.Масловского.

25.  В раскопе на участке псд строительство дома №41 по ул.Толстого, 2000 г. Кв.бБ, шт.4. Раскоп­ки А.Н.Масловского.

Из всех вышеперечисленных объектов более-менее достоверно датированы монетами только 11, причем гончарных комплексов среди них только 4 (см. таблицу 1). Самые ранние монеты происходят из ямы №6 в котловане по ул.Московской, №7 (1995 г.) и из заполнения землянки (жилище №2) в раскопе по ул.Измайлова, №38 (2000 г.) — времени Токты-Узбека (без года), а самая поздняя — из ямы №25 в котловане по ул.Московской, №7 (1995 г.) — 796 г.х. (1393/94 г.). Таким образом, предварительная общая датировка исследованных на сегодня остатков гончарного ремесла Азака-Таны: начало XIV в. (возможно, конец XIII в.) — первая половина 90-х гг. XIV века, т.е. от времени Токты вплоть до погрома Таны Тамерла­ном. Но при этом монетный материал 7-ми из 11-ти местонахождений укладывается в рамки первой половины XIV в. (возможно, включая и конец XIII в.), а 10-ти из 11-ти — с той же нижней границей — до 60-х гг. XIV в.

 

Литература

1.  Раскопки въ Области Войска Донского //OAK за 1890 г. СПб., 1893.

2.  Миллер А.А. Краткий отчет о работах Северо-Кавказской экспедиции в 1923 г. // ИРАИМК. T.IV. М., 1925.

3.  Лунин Б.В. Гор. Азов//Археологические исследования в РСФСР 1934-1936 гг. Краткие отчеты и сведения. М.-Л., 1941.

4.  Фомичев Н.М. Проект зон охраны памятников истории и культуры г.Азова. Материалы предва­рительного исследования. T.I. Азов, 1987 // Архив АКМ, б/н.

5.  Вязигин С.А. Отчет об археологических разведках в 1940 г. // Архив АКМ. КВФ-10190/2 // Архив ЛОИА. Ф.35, оп.1, 44 ед. хр.

6.  Городцов В.А. Археологические изыскания на Дону и Кубани в 1930 г. (Предварительное сооб­щение) // Памятники древности на Дону. Материалы к описанию и изучению археологических памятников Подонья-Приазовья. Ростов-на-Дону. 1940.

7.  Казакова Л.М. О работах, проведенных Азовским историко-краеведческим музеем в ходе на­блюдения за земляными работами в г.Азове с сентября 1961 г. Азов, 1962 // Архив АКМ. КВФ-9797/2 // Архив ИА АН СССР. Р-1, №2369.

8.  Казакова Л.М. Гончарные горны по материалам спасательных археологических работ в городе Азове в 1961 году //ИАИАНД-1991. Вып.11. 1993.

9.  Галкин Л.Л. Золотоордынские керамические мастерские г.Азака (Азова) // АО-1971. М., 1972.

10.  Галкин Л.Л. Керамические горны золотоордынского города Азака // СА. 1975. №1.

11.  Фомичев Н.М. Новые данные по исторической топографии золотоордынского города Азака // Материалы к семинару «Итоги исследований объединенной Азово-Донецкой археологической экспедиции Азовского краеведческого музея, РГУ, РГПИ в 1976-1981 гг.». Азов, 1981.

12.  Перевозчиков В.И. Новые данные о гончарном производстве золотоордынского Азака XIV в. // Итоги исследований Азово-Донецкой экспедиции в 1986 году (ТД к областному семинару). Азов, 1987.

13.  Перевозчиков В.И. Гончарный комплекс XIV века в котловане под дом быта «Юбилейный» // ИАИАНД-1991. Вып.11. 1993.

14.  Фомичев Н.М. Раскопки в Азове //АО-1977. М., 1978.

15.  Чалый В.В. Отчет об археологических раскопках в городе Азове в 1982 г.Азов, 1983// Архив АКМ. КВФ-10190/74, 75.

16.  Чалый В.В. Исследования в зонах новостроек г.Азова //

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика