События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка

Специализированные склады по хранению шин www.skladovka.ru.



Славянские языческие обряды и курганы

 

Славяне, будучи язычниками, поклонялись огню и сжигали умерших соро­дичей на кострах. Прах собирали в горшок, который ставили в «домики мер­твых». Вот как монах Нестор пишет об этом обычае у восточно-славянских племен (приведено без перевода на современный язык): «А Радимичи и Вя­тичи и Север один обычай имеяху - живяху в лесе, якоже въсякый зверь... И аще къто умьеряше (умрет. - В.Д., П.З.), - творяху тризну (здесь «тризна» не поминки по усопшему, которые у славян называлась «страва», а особые обряды, чтобы отогнать смерть от живых, боевые игры. - В.Б., П.З.) над ним. И посемь сътворяху краду велику (погребальный костер. - В.Б., П.З.) и съжьжаху и Посемь, събравъше кости, въложаху в судину малу (посуду -В.Д., П.З.) и поставляху на стълпе на путьх (домовина, сооружение в виде деревянного домика. - В.Б., П.З.), еже творять Вятичи и ныне».

Курганные насыпи появились у восточных славян в VI в. Б.А. Рыбаков писал: «Кое-где, в далеких и безопасных местах вроде земли вятичей, курга­ны над деревянными домовинами появились только на самой окраине пле­менной территории в Х в. Летописец Нестор, писавший в самом начале XII в., говорил только о сожжении, насыпании праха в урну, захоронении урны в домовине («еже творят вятичи и ныне»), но ни словом неупоминал курганы. Археология подтверждает, что курганы у вятичей на всей их земле появи­лись поздно, что летописец был прав» (Рыбаков, 1987, с. 106).

Б.А. Рыбаков считал, что появление курганного обряда у восточных сла­вян было связано с необходимостью спрятать домовину от возможного оск­вернения. Отсюда возникает идея кургана (Рыбаков, 1987, с. 102). Подобное объяснение, на наш взгляд, оторвано от идеи кургана, как части мировоз­зрения древних, в том числе и славян.

 

168

 

Как мы уже знаем, читатель, курганы степи тоже могли подвергаться осквернению в не меньшей степени, чем курганы славян. Но никто еще серьезно не пытался доказать, что степные курганы появились как резуль­тат охраны погребений. Более того, исследователи курганов эпохи бронзы доказали и доказывают, что в идее кургана лежит мировоззрение древних и совсем не связано с идеей укрыть от осквернения погребения усопших. Славяне вообще или донские, в частности, не были оторваны от этих об­щих мировоззренческих идей. Другое дело, что расшифровать их взгляды на курган также нелегко, как и взгляды племен бронзового века. Но это нужно делать.

Курганы донских славян имеют высоту от полуметра до более чем 2 м при диаметре 9-14 м. Боршевский славянский курганный могильник неболь­шой, насчитывал до 80 курганов (для сравнения - Лысогорский могильник на Лысой Горе у санатория им. Горького насчитывал несколько сот насыпей, Белогорский на Белой Горе - более 600 насыпей!).

169

Боршевские курганы созданы из рядом расположенного грунта - черно­зема с меловой крошкой. Многие курганы имеют вокруг кольцевые ровики. Одна из особенностей курганов - деревянные погребальные ящики-камеры в курганах и деревянные ограждения вокруг курганов. Камеры имеют три стены, а у входа вкопаны два столба. Многие имеют деревянную крышу из нескольких плах. На месте установки камеры разводили огонь, очищая мес­то для осуществления захоронения.

В ровики, а если их не было, то прямо в грунт устанавливались столбы. Они оконтуривали курган, а прерывались у входа в камеру.

Сожжение покойников производилось где-то на стороне. На месте буду­щего кургана ставилась камера в восточной части будущей насыпи, поближе к краю. Устанавливалась деревянная ограда. Остатки сожжения очищали от пепла, золы и укладывали в горшок. Качество горшков плохое, что свиде­тельствует о специальном производстве погребальной посуды. К месту пог­ребения приносили горшки с едой и питьем. Горшки устанавливали в каме­ру и начинался процесс создания кургана. В это время разбивалась посуда, обломки которой постоянно встречаются в насыпи при ее раскопках.

Вероятно, после создания кургана в ровике разжигали костер. Завершал­ся обряд погребения «стравой»- поминками. Камера имела доступ: вход в нее заслонялся камнем или деревянной стенкой. Когда умирал еще один представитель семьи, рода, камера принимала новые остатки сожжения, посуду для питья и пищи (Винников, 1984).

Устройство славянских курганов на Дону имеет много сходства с курга­нами вятичей, живших в конце I тысячелетия на Оке, в ее верхнем течении. На Дон и переселилась какая-то часть вятичей с Оки, принеся свои обряды и верования (П.Н.Третьяков, А.Н. Москаленко, А.З. Винников). Здесь уже про­живало немногочисленное население - выходцы с Правобережья Днепра (Титчиха, Большое Боршевское городище). Пришельцы-вятичи распростра­нили свою культуру и обряд, первые славянские колонисты Дона смешались с пришельцами Оки (Винников, 1995, с. 116).

Известный отечественный славист В.В. Седов не относит славян Дона к какому-то уже известному от Нестора племени. Это, возможно, была отде­льная группировка (племя?), имя которой ни до Нестора, ни до нас не до­шло (Седов, 1982, с. 142). И.И. Ляпушкин, анализируя письмо Хазарского кагана Иосифа полагал, что в Подонье жило племя «сльиюн», названное  Иосифом в списке племен - соседей хазар (Ляпушкин, 1941, с. 239). Иосиф писал в письме, адресованном придворному халифа Абдаррахмана III ев­рею Хасдаю, который заинтересовался далеким иудейским государством: «Я живу у реки по имени Итиль в конце реки Гургена. Начало этой реки об­ращено к востоку на протяжении «месяцев пути» (видимо р. Волга и левый приток Камы река Белая, считавшаяся в древности Итилем). У этой реки расположены многочисленные народы: бурт-с (буртасы), булг-р (булгары) арису, ц-р-мис (черемисы), в-н-н-тит (вятичи), с-в-р (сувар), с-л-виюн. Они живут на открытой местности и в укрепленных стенами городах. Все они мне служат и платят мне дань» (Плетнева, 1981, с. 9).

Курганные могильники на р. Воронеж имеют куда более сложные и мно­гообразные признаки обряда. Здесь и сожжения не только на стороне, но и на месте кургана, камеры и оградки редки, а по конструкции они иные (ка­меры из бревен в один венец) и т.д. Это дает основание исследователям счи­тать курганы на р. Воронеж принадлежащими другим восточно-славянским племенам, возможно, полянам, жившим на Днепровском Правобережье (Винников, 1995, с. 120). Славяне с территории правого берега Днепра пе­реселились на левый берег, но не остановились и пошли далее на восток, на Дон (Седов, 1970, с. 131). В результате на Воронеже могли жить и пересе­ленцы с Правобережья Днепра (поляне) и Северского Донца (северяне), и переселенцы с Дона, и алано-болгары (Винников, 1995, с. 123).

В конце X в. пустеют городища и селища славян Подонья. Курганы пере­стают пополняться ушедшими в мир иной. Правда, кое-где жизнь еще неко­торое время продолжалась, как на Животинном городище. Причина всеми исследователями называется одна - усиление кочевнической опасности, в первую очередь печенегов.

Куда ушли донские славяне? Вероятно, на Оку, в леса (Монгайт, 1958). Но и на территории Волжской Болгарии обнаружены типичные боршевские горшки, смешанные славяно-алано-болгарские (Хлебникова, 1984, с. 128). Этот путь отступления тоже не исключен (Винников, 1995, с. 125-126). Край воронежский на время запустел...

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика