События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Читальня ->Археологические древности земли Воронежской. Острогожский край-Березуцкий В.Д, Золотарев П.М. ->КУРГАНЫ СКИФСКОГО ВРЕМЕНИ В ОСТРОГОЖСКОМ КРАЕ. Исследователи курганов скифского времени в острогожском крае: прошлое и настоящее


КУРГАНЫ СКИФСКОГО ВРЕМЕНИ В ОСТРОГОЖСКОМ КРАЕ. Исследователи курганов скифского времени в острогожском крае: прошлое и настоящее

 

Кроме укрепленных и неукрепленных поселений в острогожском крае имеется немало курганов. Их создали люди в эпоху бронзового века и пле­мена скифского времени во второй половине I тысячелетия до н.э.

Высокие, до 6-7 м, курганы привлекали внимание всякого, кто случайно или специально оказался рядом с седыми великанами прошлого. Их граби­ли в поисках золота, пытаясь разбогатеть на чужом, распахивали плугом, "чтобы не мешали". До сих пор на курганах - ямы от грабительских лазов, светлые пятна от некогда могучих насыпей... Но историческая заинтересо­ванность появилась не сразу. И отдадим должное тем людям, которые заня­лись курганами по иной причине: выяснить их исторические корни, дабы узнать корни свои.

В 1900-1902 гг. В.Н. Тевяшов исследовал семь из 13 курганов у с. Владимировка Острогожского уезда (в настоящее время - Лискинский район Воронежской области) При исследовании курганов 8 и 12, вероятно эпохи бронзы, исследователь обнаружил распаханные плугом погребения. О захо­ронении в кургане 8 Владимир Николаевич пишет: «Разбросанность и поломка костей... и одного из горшков следует приписать плужной обработке поверхности кургана... » (Тевяшов, 1901, с. 106). Подумать только, даже в начале прошлого века из курганов уже выпахивались впускные погребения и разрушались! А что сейчас? Под плугом «Кировца»?

109

110

При дальнейших раскопках кургана «Могила опускалась в подпочву на глубину 5 вершков, в ней лежал полный костяк взрослого мужчины, прекрасно сохранившийся. Покойник был положен на спину с согнутыми кверху в коленях ногами, с притянутыми вдоль туловища руками и головой был об­ращен к: северо-западу...»- так писал В.Н. Тевяшов о первом обнаруженном погребении, возможно, скифского времени (Тевяшов, 1901, с. 107).

Исследователю удалось в общих чертах восстановить характер погре­бения: скелет лежал на спине головой на северо-запад с поднятыми вверх коленями и вытянутыми вдоль туловища руками. «Глиняный горшок... формою, орнаментом и цветом глины очень близок к горшку, извлеченному в прошлом году из кургана  № 12. Склейкою частей мне удалось восстановить почти полную целость и форму его» (Тевяшов, 1901, с. 198). Таким образом, Владимир Николаевич обнаружил погребения с глиняными сосудами. О других находках ничего не сообщается.

Оба горшка по своей форме очень похожи на сосуды периода начала же­лезного века. И отнести их к скифскому времени позволяет орнамент под вен­чиком. Подобный орнамент в виде ямок под венчиком в один ряд - типичная черта раннескифской керамики (VII-VI вв. до н.э.). Встречаемость ее на Сред­нем Дону сравнительно редкая, так как у нас мало поселений раннескифского времени. Погребения же самые ранние по времени появляются лишь в V в. до н. э., когда в ходу была другая керами­ка. К тому же в среднедонских курга­нах лепная керамика - редкая находка. Подобные горшки более ни разу в кур­ганах не были найдены. Вероятно, об­наруженные В.Н. Тевяшовым погребе­ния - тот случай, когда были найдены, как оказалось впоследствии, редкие погребения самого начала скифского времени на Среднем Дону. Не исклю­чено также, что оба горшка принадле­жат савроматам- соседям скифов. В савроматской керамике часто встреча­ется такой прием, как вдавления ямок под венчиком.

Еще в двух курганах В.Н. Тевяшов обнаружил погребения скифского времени с предметами конской упря­жи, мечом, копьями. Однако вопрос о том, кому принадлежат эти погре­бения, до сих пор является спорным. У меча потеряно перекрестье (или не сохранилось). Но дело даже не в этом. Сами предметы вооружения не дают информации о том, кому они прина­длежали, так как были распростра­нены среди различных народов. П.Д. Либеров относил их к будинам и гелонам, К.Ф.Смирнов - к савроматам.

В 1905-1906 гг. А.А. Спицын ис­следовал два кургана у с. Мастюгино тогдашнего Коротоякского уезда. Это и было началом изучения теперь широко известных в науке Мастюгинских курганов. Первый курган сильно пострадал от кладоискательских работ мастюгинских крестьян и пожара (крестьяне подожгли деревянную конструкцию могилы). Чертежи не сохранились, описание захоронения осталось не совсем понятным. Сама конструкция огромной могилы свидетельствовала о грандиозности кургана.

Больше повезло второму кургану, исследованному Александром Андреевичем. Курган достигал, несмотря на его распашку, высоты до 2 м. Гробница для умершего имела значительные размеры - 6,4 х 7,45 м, а глубину в материко­вой глине до 1,75 м. Могила была перекрыта четырьмя слоями бревен. Среди много­численных предметов в кур­гане находились уникальные, редкие вещи- навершие из челюсти кабана, металличес­кие сосуды, золотой перстень и другие. Все свидетельство­вало о высоком положении умершего в том обществе. В могиле была найдена бронзовая гидрия - греческий сосуд из бронзы для воды.

В 1905 г. крестьяне с. Мастюгино активизировали свои кладоискательские раскопки. Вначале, как об этом свидетельствуют документы того вре­мени, копали по ночам, из-за опаски быть наказанными. Но вскоре стало ясно, что опасения напрасны, так как власти особо не мешали крестьянским раскопкам, больше думая о другом - как бы обвалом земли не придавило кого. Результат такого отношения властей не замедлил сказаться: начался открытый грабеж курганов могильника.

111

112

В 1908 г. на Мастюгинские курганы прибыл Н.Е. Макаренко. Он нанял крестьян села и исследовал пять курганов. Они дали разнообразные находки скифского времени - IV в. до н.э.

Отметим, что археология как наука тогда еще не сложилась. Методика, до которой велись раскопки была по нынешним меркам примитивной. Ар­хеологи копали только центр кургана, не исследуя всю насыпь, в которой могли быть и другие погребения, и жертвоприношения животных. Качество чертежей, за редким исключением, было неважным, а часто их вообще не составляли, довольствуясь словесным описанием. Но не надо забывать, что это было другое время, когда только начала складываться наука. Требовать от тогдашних археологов того, что они не могли знать и уметь, нелепо. Надо отдать им должное: благодаря их энтузиазму проявился интерес к археоло­гии и истории края. Их раскопки куда лучше по качеству и результатам, чем ограбление курганов крестьянами. Материалы раскопок публиковались, вызывая живой интерес. Так рождалась у нас наука археология.

В 1951-1952 гг. А.Н. Москаленко исследовала огромное городище скифс­кого времени на Дону - Архангельское. Исследовательница славянских древностей предполагала, видимо, что городище могло быть создано славянами. На городище встречалась славянская керамика и скифского времени.

Курганы же скифского времени снова заинтересовали археологов толь­ко после Великой Отечественной войны. В 1954 г. в воронежском крае начи­нает большие работы по поиску и исследованию археолгических памятни­ков московская экспедиция, которую возглавил Петр Дмитриевич Либеров.

Петр Дмитриевич уже имел опыт работы на курганах скифского времени когда исследовал их на территории Украины. Будучи теперь московским археологом, он решил заняться воронежским краем. В экспедицию тогда еще очень молодыми записались известные сегодня археологи, вложившие не мало труда в археологические исследования и в то время и позднее, когда лесостепная скифская экспедиция Института археологии Российской ака­демии наук уже прекратила работы - Анна Ивановна Пузикова и Валерий Иванович Гуляев.

Экспедиция взялась за исследование мастюгинских курганов (было рас­копано 39 курганов), курганов и городища у с. Русская Тростянка (эти ра­боты велись под руководством Анны Ивановны). В курганном могильнике у с. Русская Тростянка было исследовано 17 курганов скифского времени. И во всех курганах исследователи находили предметы, имевшие ценность в скифское время, - мечи, копья, золотые, бронзовые украшения. А сам пог­ребальный обряд отличался пышностью, большими затратами на создание погребения и часто для одного человека.

Лесостепная скифская эспедиция открыла для науки немало памятни­ков археологии в острогожском крае - городища Мостищенское, Аверинское, Шубное, Русская Тростянка, шесть городищ у с. Волошино, Малое и Большое Сторожевое, множество курганов. Накопленные данные приве­ли П.Д. Либерова к выводу о том, что на Среднем Дону в скифское время жили племена будинов и гелонов, о которых писал Геродот. При этом ис­следователь считал поселения и городища будинскими, а самих будинов финно-уграми. Петр Дмитриевич приводил карту географических назва­ний той территории, на которой жили будины и гелоны. Множество на­званий было по происхождению финно-угорскими. В курганах погребены гелоны, о чем, по мнению П.Д. Либерова, свидетельствуют находки греческих предметов - украшений, сосудов, некоторых предметов защитного вооружения (бронзовые поножи - накладки на голень) (Либеров, 1969). Впомним, что, по Геродоту, гелоны связаны происхождением с греческим миром.

В1969 г. в связи со строительством Воронежского водохранилища экспедиция была обраазована в Новостроечную и широкие раскопки в Остро­гожском крае прекратились.

В 1983 г. археологические исследования возобновились и были связаны строительсгвом нового острогожского элеватора на землях, где находились курганы эпохи бронзового и скифского времени. В 1983 но 1986 г. отряд археологической экспедиции Воронежского пединститута (теперь - университет) под руководством В.И. Погорелом исследовал 12 курганов, семь из которых относились к скифскому времени. И здесь - большие по размерам могилы часто с мощными столбовыми ямками, бронзовые, золотые украшения, же­лезный меч, наконечники стрел из железа и бронзы (Березуцкий, 1996).

С 1989 г. на Среднем Дону начинает работу Потуданская археологичес­кая экспедиция Института археологии Российской академии наук (тогда-Институт археологии СССР). С 2000 г. экспедиция получила название "Донс­кая". Главным объктом исследования экспедиции стали курганы скифского времени у сел Терновое и Колбино на правом берегу Потудани. Было в итоге исследовано более 50 курганов, большая часть которых относится к скифс­кому времени.

В 1989 г. А.П. Медведев приступил к раскопкам кургана в курганном могильнике у хут. Дубовой у с. Болдыревка. Об этих курганах писал еще Л.М. Савелов. Инициатором исследования кургана, причем самого боль­шого, был известный краевед, энтузиаст из с. Урыв Петр Маркович Тере­щенко. Его усилиями археологам выделили трактор-бульдозер. Курган к началу раскопок был наполовину срыт, а землю взяли для колхозных нужд. По воспоминаниям старожилов, его высота достигала 6-7 м! А состоял кур­ган по рассказам из "кирпичей". Что это за "кирпичи" удалось выяснить при раскопках.

На высоком левом берегу Девицы, в поле красной горой высится курган. Несколько студентов с Александром Павловичем, распределившись по краю боровки, смотрят под нож бульдозера. Усиленно напрягаясь, нож видавшего виды «дэтэшки» сюй за слоем снимает красный грунт, действительно напо­минающий рассыпавшийся кирпич.

Сегодня к Александру Павловичу прибываем в гости вместе с В.И. Гуля­евым и А.З. Винниковым. Только что Валерий Иванович и Анатолий Заха­рович осматривали места своей «археологической юности». Анатолий За­харович- археолог-славист- исследователь археологических памятников наших прямых предков - славян. Археологи разных научных направлений оказались вместе. Делимся первыми впечатлениями о раскопках могучего кургана. Пробуем на ощупь "кирпич".

-   А что, Александр Павлович, «кирпич-то» вроде как глина обожженная?

-   Глина. Смотрите, на больших кусках - отпечатки плетня. Глиной обмазали плетень, и подожгли. Мы тут из таких кусков целую кучу набрали. Вон она, глядите.

Чуть поодаль от места работы высилась кучка красных обожженных кусков. Берем перный попавшийся.

-   Отпечатки, как от корзинки, - делится впечатлениями кто-то из студентов.

-   Сделали тут скифы какую-то большую корзину, перевернули ее и обма­зали глиной. Потом подожгли зачем-то, а мы вот копаем... тоже зачем-то -чуть выдержав паузу, добавляет кто-то из студентов, улыбаясь.

Из-за горы земли показывается знакомая белая выцветшая фуражка, за­тем большая коротко стриженная голова под ней, а потом и тот, кому и то и другое принадлежали, - Анатолий Захарович. Среднего роста, но «широ­кий», идет размеренно, важно помахивая руками, и весь вид его показыва­ет: никуда-то я, братцы, не спешу, сейчас мы тут все выясним и поставим на место, что поставлено неправильно!

113Сейчас Анатолий Захарович не ездит в экспедиции. И возраст не тот, да и здоровье не то. А вот время, когда на славянских городищах работал его славянский отряд, помнят до сих пор многие. У него всегда было много студентов специалистов, которые обязательно что-то умели делать хорошо и правильно. Одни были неплохими чертежниками,другие отменно возились с горами керамики, мыли ее, шифровали и делали это также хорошо. Сам не готовил в поле (наверное, и дома), но порядок на кухне у Анатолия Захаровича был идеальный. Порядок не только в смысле чистоты (это как бы само собой), а порядок в приготовлении пищи, ее ассортименте. Он всегда находил таких студенток-поваров (правильнее -воспитывал), которые переживали за свое поварское дело так, как будто нет в жизни ничего более важного и ответственного! В сложные времена, когда достать продукты было непрос то, как сегодня, на кухне в экспедии Анатолия Захаровича всегда крутилась мясорубка и жарились котлеты, которые должны были сопровождать картофельное пюре. Из-под сорокалитровой кострюли источался запах самого, казалось, аппетитного борща с мясом и на полевой плите варился компот из фруктов. Те, кто впервые попадал в эти "райские" полевые условия, наивно думал, что так везде и всюду. А потом, побывав в других экспедициях, понимали что значит быть в славянском отряде Хазарыча. Такое прозвище у студентов он получил за исследование Маяцкой хазарской крепости на Тихой Сосне под Дивногорьем. Многие научились у Хазарыча порядку в лагере и на раскопе, человечности и житейской мудрости, хотя, как это часто бывает с педогогами от природы, специально ничего и никого не учили. Но при этом учеба шла ежедневная, ненавязчивая и без «залезания в душу». И как бы само собой все знали, что проспать на раскоп- ужасное событие, такое же, как и опоз­дать на обед и не выполнить за­дание на раскопе.

Анатолия Захаровича трудно чем-то удивить, характер такой. Изучает своих «родных» донских славян, а курганы даже такого размера его не вос­хищают и не вдохновляют. Археолог с юмором. Причем шутит с серьезным видом, основательно. Ему сразу верят и слушают внимательно и серьезно, пока кто-нибудь не заметит подвоха. Поняв, что его кто-то раскусил, Анато­лии Захарович улыбается и хитро, с прищуром смотрит в доверчивые раскрьггые глаза студентов.

114

- А-а-а, - слышится из толпы заслушавшихся, - Анатолий Захарович, да вы шутите! Ну и шуточки у вас!

- Да ну вас, - отмахнется Анатолий Захарович, - уши пораспустили...

И с улыбкой, довольный произведенным эффектом, шагает важно по своим делам.

Между тем Александр Павлович рассказывает про первые результаты.

- Больше пока ничего и нет. Ясно только, что здесь стояло какое-то сооружение на столбах и стена из мазанного глиной плетня, -дополняет Алексан­др Павлович - ждем находок, которые уточнят нам время создания этого сооружения.

- Ужас какой-то... То ли дело славянский курган! Тихонько, без этого ужасного тарараханья трактора, северо-восточный сектор, все ясно, там камера, в ней горшки. А тут - где чю что где - голову сломаешь.

Это Анатолий Захарович надвинув от солнца фуражку на самый лоб и отряхивая руки от пыли, делится своими впечатлениями.

Когда раскопки дошли до  уровня древней поверхности, обожженный грунт закончил­ся. Исследование древней поверхности показывало, что на небольшой по высоте насыпке на ней была построена дере­вянная конструкция из плетня на деревянных столбах. Конструкцию обмазали гли­ной, а потом подожгли, видимо, после каких-то обрядов, действий, следов которых до нас не дошло. В сожженной конструкции не было никаких нахо­док, но, судя по грандиозным размерам кургана и конструкции из столбов и плетня, все это имело большое значение для тех, кто проводил все действия на месте сожжения сооружения. Зачем сожгли? Племена Среднего Дона в скифское время придерживались взглядов, которые были свойственны всем индоевропейским народам. Этот обряд, по мнению исследователей, связан с представлениями о мировом космическом пожаре. Им должен был в конце веков обновиться мир. Такие представления существовали у ахейцев, балтов, германцев, славян... О том, какие обряды проводились при этом, какие церемонии, можно только догадываться.

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика