События О Вантите Партнеры Связь Объекты Энциклопедия Природа Древности Легенды

Рассылка



Вы находитесь здесь:Древности ->Священные горы, скалы и пещеры – часть 1


Священные горы, скалы и пещеры – часть 1

Пещеры, скалы, горыИнтересно проследить современные народные представления о бытовании многих пещерных памятников. Как правило, если спросить местных жителей о том, кто строил те или иные пещеры, они отвечают: монахи. То есть, в народном сознании достаточно прочно утвердилось представление о культовом характере пещер, о существовании здесь когда-то подземных монастырей. Время их сооружения в народных представлениях весьма различно, а зачастую вообще не определено.

Народные предания связывают пещеры нашего края не только с деятельностью православных монахов, но и татаро-монгол. Так, например, неподалеку от села Верхний Карабут Подгоренского района есть удивительное по своей красоте место. На берегу реки Дон, возле родника, возвышается меловой останец, плавно переходящий в Донскую долину. На останце находится древнее городище, а рядом многослойное поселение, на котором попадаются находки, начиная с эпохи мезолита и заканчивая золотоордынским временем. Местные жители называют этот останец - Гора Татарка.

Интересное предание об этом месте поведал автору уроженец села Верхний Карабут Химичев Иван Михайлович, 1923 г. р., бывший учитель истории: "Во время татаро-монгольского нашествия в XIV в. близ меловой горы Татарка, находящейся неподалеку от села, жили татары. Гора получила в дальнейшем такое название, потому, что там жили и действовали татары и хранили там свои ценности, золотые вещи. В горе была пещера, в народе говорят, что там спрятана Золотая лодка и лодка с золотом. Пещера была так низко, что в нее якобы во время половодья заходила вода и на лодках заезжали с Дона татары. Они там не жили, а просто клали ценные вещи и закрывали камнями, а жили неподалеку по яру, тогда ж села еще не было... Но, а потом разбил татаро-монгол Дмитрий Донской, и с тех пор их там не стало. Это так рассказывают люди, которых давно нет.

Говорят еще, что давно, до революции, помещик жил в хуторе Коловерть. Этого хутора уже нет. У помещика там были земли, которые и сейчас называют "панске", то есть панские земли. И вот один крестьянин, который у него работал, решил все-таки проникнуть в эту пещеру, отыскать ценности. Он там рылся, рылся и все-таки не долез. Там камнем завалено было. Там, где жили татары, золотые монеты находили".

Предания об освоении пещер татарами существуют и на Верхнем Дону. Так неподалеку от места впадения в Дон реки Ведуга, на расстоянии примерно в 2 км к северо-востоку от села Губарево Семилукского района, Воронежской области, располагалась ранее пещера. "Местное предание относило данную пещеру ко "времени татар и их разбоя".

Если верить народным преданиям, то драгоценности в пещерах прятали не только татары, но и разбойники. При этом спрятанный в подземелье клад зачастую был не простым, а зачарованным, или как еще говорили - заколдованным. По народному мнению "зачарованные клады стерегут один или несколько духов, заклятых владельцем клада. они создают подчас непреодолимую преграду на пути кладоискателя. Поэтому кладоискательство всегда сопряжено с очень большим риском: нечистая сила пускается во все тяжкие и способна довести кладоискателя до смерти".

О поисках одного из таких кладов, находящегося по преданию в пещере Чернышевой горы, расположенной у села Губарево, писали "Воронежские губернские ведомости" в 1869 г. На станицах данного издания повествуется, что гора называлась Чернышовой потому, что там "давно еще, когда татары здесь были", жил богатырь по имени Чернышов. "Он был разбойник, имел шайку и скрывался с ней в пещере, в которой хранилось также награбленное им добро. Как почти всегда в подобных случаях, предание по смерти Чернышева поручило эту местность покровительству нечистой силы", которая якобы всячески и препятствовала дальнейшим поискам здесь клада.

Много преданий, связанных с деятельностью разбойников, приурочено к Белогорской пещере. Так протоиерей Михаил Терпугов приводит следующее предание: "Встречались здесь и разбойники. Они-то и вытеснили христиан из пещер и сами обосновались здесь надолго. Через реку протягивали они канаты и корабли, проплывая, задевали их днищем. К веревкам же были привязаны колокола. И если вдруг среди ночи раздавался звон, то разбойники знали, что идет корабль. В одно мгновение они пленяли судно и разграбляли груз. Людей же с корабля с камнем на шее отправляли на дно. Много людей сгубили разбойники, ни один корабль не мог пройти скрытно даже в самую темную и бурную ночь. И заступился за купцов некий русский князь, который со своей дружиной выбил разбойников из пещер, а сам погиб".

Легенда об обитании в Белогорской пещере разбойников имеет и некоторые вариации. Так в рукописи краеведа из села Белогорье Т.В. Калашникова отмечается следующее: "Происхождение пещер до настоящего времени точно не установлено. Первоначально пещеры были небольшой длины, по преданиям, древнего происхождения. Они использовались для нападения из них с целью ограбления на плывшие по Дону лодки купцов, торговцев. В меловой горе были построены замаскированные бойницы, не сохранившиеся к настоящему времени".

У кордона Рыжкин в Богучарском районе есть полузасыпанная пещера. Об этом месте в 16 номере Воронежских губернских ведомостях за 1865г отмечается, что "Рыжкина балка получила свое название от жившего здесь, лет 200 тому назад, разбойника Рыжкина. Рыжкин имел большую шайку и останавливал идущие по Дону корабли и барки цепью, перетянутой через весь Дон, кольца которой рыболовы будто бы прежде вытаскивали со дна реки; жителям сл. Красногоровки и вообще малороссам Рыжкин никакого зла не делал".

Народные предания, связанные с разбойниками, нашли свое отражение и в других топонимах. Так место близ пещеры у села Колыбелка, по сообщению сторожила села Переезжее Ивана Мефодиевича Марченко, называлось Разбеёк, т.е. разбойничье,и там когда-то были разбойники. В связи с этим Воронежские спелеологи, которым удалось опросить Ивана Мефодиевича в 1977 году, назвали пещеру у села Колыбелка - Разбеёк.

Учитель истории из Колыбелской школы Г.С. Лущикова поведала также автору следующее:

"Относительно преданий и легенд о пещерах сообщаю, что на основании рассказов моей матери, местной жительницы, и других старожилов села, существует легенда, что там еще в XVII веке прятались разбойники, люди Степана Разина. Отсюда пошло название места, находящегося возле пещер - Разбеёк".

Надо заметить, что имя Степана Разина применительно к пещерам Придонья встречается неоднократно. Так, например, Р. В. Олейников, уроженец г. Павловска, чьи родственники проживают в с. Семейка Подгоренского района рассказал о Семейской пещере следующее предание: "В этом месте жили раньше разбойники из тех казаков, которых царь преследовал, и которым негде было жить. Их выгоняли из своих сел, и они уходили, рыли пещеры, и в них жили, нападали на проходящие суда, грабили. Там видели и Степана Разина со своим войском, здесь был его перевалочный пункт, и здесь прятали награбленное".

Автору доводилось также слышать предания о том, что с деятельностью Степана Разина связана и пещера в Горе Шатрище. Здесь в одном из коридоров даже есть надпись, вырубленная большими буквами в меловой стене: "Вечная память Степану Разину".

Существуют предания, связные с деятельностью Степана и Фрола Разина вокруг пещеры, расположенной неподалеку от с.Титчиха Лискинского района. Здесь якобы были спрятаны их сокровища.

Помимо Степана и Фрола Разина народные предания доносят до нас имена и других предводителей или точнее предводительниц вольного люда. Так известны предания о разбойнице Ольге, записанные краеведами еще в XIX в. Также можно предположить, что гора Косой Марьи, где по преданиям белогорские разбойники прятали награбленное, связана своим названием с их предводительницей. А в 2003 году студенту ВГПУ А. А. Конаныхину у старожила села Кулаковка удалось узнать, что около близлежащей пещеры жила в XVII в. разбойница. Звали ее Хиврия. Она грабила суда, которые по течению проплывали в Азовское море и останавливались в этом месте. Хиврия со своими разбойниками скрывалась в пещере горы. И в связи с этим место близ пещеры получило название Хиврино.

Множество преданий существует о действиях разбойников около Лебедяни. Орудовавшие здесь "разбойники Кунам и Тяпка якобы спрятали свои награбленные сокровища в какой-то "зачарованной пещере". С именем Кудеяра связывается таинственная галерея, вырубленная в скалах на берегу Дона в 30 верстах от Лебедяни.

Если во всех многочисленных преданиях о пещерной деятельности татар, разбойников и их кладах, рациональное зерно или они лежат в области народного мифотворчества. Ведь традиционно клады в народном сознании приурочиваются к редким формам рельефа.209 Скорее всего, верны оба положения. Народная фантазия легла на реальную историческую почву.

Фрол Разин действительно бывал в наших местах со своими сторонниками. "26 сентября 1670 года у стен Дивногорского пещерного монастыря разыгралось решающее сражение между основными силами разинцев на Дону и правительственными войсками, в котором повстанцам было нанесено поражение, вынудившее их уйти с Дона". Да и многочисленные разбойничьи шайки орудовали в донской лесостепи на протяжении не одной сотни лет. В литературе встречаются многочисленные нападения донских разбойников на торговый люд, начиная с XIV в. и заканчивая XVIII. Небезопасно было путешествовать как по реке, так и по суше. Шайки вольницы собирались, как правило, полным комплектом весной, на зиму всегда по большей части расходились. В действительности существовали атаманы разбойников и из женщин. Так, например, еще в XIX веке Д. Мордовцев описывал судьбу казачки одной из донских станиц Груни, которая стала атаманом разбойничьей шайки.

Мы видим, что пещера как иной локус пространства, отличный от обычного обитания человека, таит в себе опасность и враждебность. Здесь обитают разбойники, татары, нечистая сила. В народном сознании всплывают архаичные мифологические мотивы. Интересен рассказ о Рыжкиной пещере, услышанный автором от местного лесника Г.Н. Шкурина: "Про Рыжкину пещеру в народе бытует легенда, что там жил змей. Летал в эту пещеру и вылетал. Это я слышал от второго лесника. Он мне рассказывал...". Надо отметить, что образ змея, как обитателя пещер, уходящих в неизведанные глубины гор, достаточно сильно распространен в старинных русских легендах и сказаниях. По месту своего пребывания внутри горы змей прозывался Горынычем. Достаточно часто в народных сказаниях Руси пещеры Змея-Горыныча находились на берегах рек. Это мог быть Днепр, Волга, сказочные "Сафат" и "Израй реки...В простонародном воображении змея является живым олицетворением всего нечистого, злого, лукавого, вредоносного. Лукавый соблазнитель прародительницы человечества, проклятый Богом и людьми дьявол-змей, воплотился в пылком народном воображении в крылатого змея - прародителя не только обитающей в преисподней нечисти, но и всех сказочных огнедышащих драконов.

Интересен опыт, накопленный исследовательницей пещер из Волгограда Ю.В. Полевой. Собрав многочисленные легенды и предания о пещерах своего региона, она проанализировала их на предмет повторной мифологизации . Повторная мифологизация пещеры характерна прежде всего для советского и постсоветского периода, когда местное население зачастую утратило традиционное христианское направление в восприятии подземелий и вернулось к архаичным мифологическим мотивам по отношению к пещерам. Ю.В. Полева выделяет несколько общих мотивов, характерных для современного пещерного мифотворчества:

1. Ходы пещер длиннее, чем известны.

2. Мотив исчезновения детей. Мотив же возвращения ребенка встречается чрезвычайно редко, при этом вернувшийся ребенок, как правило, носит черты старообразности, близости к смерти, в общем, принадлежности сакральному миру: седина, сумасшествие и т.д.

3. Часто встречается мотив подземной реки или источника, при этом часто упоминаются трудности или невозможность переправы. Возможный вариант - ход, идущий под рекой. Как и пещера, река по своей семантике является границей между обыденного миром и сакральным, выполняя тем самым коммуникационные функции между двумя типами пространства. Логическим завершением пещерного пути является перемещение в сакральный центр.

4. Следующий мотив - выход из пещеры в старой церкви, других монастырских пещерах или в лесу. То есть пещера является путем, целью которого является достижение сакрального центра

5. Следующий мотив, получивший распространение в быличках советского и постсоветского времени, - это рассказы о кладах в монастырских пещерах. Сюжет, как правило, связывается с кризисной ситуацией: угроза уничтожения и уничтожения монастыря. Клад как святыня в этом плане как раз и представляет ту сакральную ценность, которую скрывают пещеры. В качестве сокральной ценности встречаются также мощи святых и другие христианские ценности.

6. Традиционно встречаются былички о встречах с хтоническими существами в пещерах, чаще всего как с "пугающим элементом".

7. В возобновленных монастырях встречаются рассказы о видениях монахов и монахинь, что интересно - нет упоминаний о видении монахинь в самих пещерах.

Присутствуют ли подобные мотивы в мифологизации пещеры в лесостепном Подонье? Предания о том, что ходы пещер длиннее, чем известны, распространены повсеместно. Причем выходы из них зачастую также находятся в том или ином сакральном центре. Приведем в этой связи несколько преданий, разбросанных между собой почти столетней историей.

Так в шестом выпуске "Воронежской старины" за 1907 г. отмечается следующее: "Любопытно, что до сих пор в окрестном населении живет легенда, будто Шатрищегорские пещеры, винтообразно спускающиеся к подошве горы, не оканчиваются у подошвы, а идут ниже русла Дона, пересекая потом реку под руслом поперек и идут до Днепра. Т.е. до Киевских пещер".

В сентябре 2003 г. автору самому довелось услышать подобный сюжет от А. Цурикова, уроженца с. Новохарьковка

Ольховатского района о пещере, расположенной неподалеку: "Было поверье, что пещера до Киева ведет... Це мини Тишко покойный хвалился, шо умер, что та пещера ведет чуть ли не до Украины, до Киева, и что люди с наших краив лизли по тей пещере аж в ти края и вылазили из якого-то храма, в який-то праздник тама. А ти и спрашивают: "Откуда вы будите?". "Из Ольховатки такой-то области, губерни это". Они кажут: "Чего вы сюда приехали, если у вас там у пидвали церковная гробница, чи шо...У вас у самих лучше, чим вы до нас прилизли...У вас в пещере свой меловой храм есть... Вроде бы такое было поверье".

А учитель истории из Новохарьковки Е.В. Романченко со слов старожилов, которые бывали в пещере, сообщила, что в пещере "в основном крыле имеется на стене, на уровне головы человека углубление . В этом углублении выдавлены слова "Вход в святой Киев". Эти рассказы интересны не только в качестве легенд о длительных переходах под землей, но и в качестве отголосков духовной связи основавших село выходцев из Украины со своими родными святынями.

Есть рассказы и о менее длительных переходах под землей. Так, например, автору не раз доводилось слышать предание о том, что из Белогорских пещер ранее шел ход к Преображенскому собору г. Павловска. При этом на своем пути этот ход пересекал реку Дон.

Часто можно слышать рассказы среди местных жителей о вентиляционных шахтах скрытых подземных лабиринтов. Особенно они распространенны там, где поблизости от пещер есть полузасыпанный колодец для питья.

Надо заметить, что в среде местного населения Подонья, там, где поблизости от реки есть пещеры, фактически всегда присутствуют легенды о ходе под нее. Порой даже находятся якобы очевидцы, побывавшие в нем. Интересен в этой связи рассказ павловского историка Ю.А. Косянчука: "Как мне бабушка рассказывала, больше всего в Белогорский монастырь и особенно в пещерную церковь ходили те жители, где в селах есть свои церкви. Имеется в виду с. Дуванка, сейчас оно называется Александровка-Донская, с. Бабка и павловчане. Но учитывая то, что тогда еще постоянной паромной переправы не было, ходили в пещеры как раз по подземному ходу. И под серединой Дона был сделан стеклянный полукруглый купол над этим ходом. И когда стояло солнышко и они шли с церкви, можно было видеть проплывающих рыбешек. А ночью, она говорила, делали так: "Когда идешь, свечки зажигаешь и ставишь под стекло, и рыбы туда заглядывали на эти свечи".

Потом, когда я чуть повзрослел, я спросил: "Бабушка, как же так, ведь вход, в который вы заходили, затапливается во время половодья?" На мой вопрос мне бабушка ответила: "Его же на зиму задраивали".

Ну а потом, когда я еще подрос, я говорю: "Но как же так! Не могло такого быть! Раз половодьем заливалось, как можно заизолировать вход?" Она говорит: "Это все сказки. Я сама всем говорила, моя мать тоже говорила, что ходила, но я точно знаю, что не мать ни разу не ходила по этому ходу, не я, потому что его не было".

Вариант предания о ходе под Доном со стеклом автор слышал от жителей и вблизи Костомаровской пещеры. А в ст. Мигулинской автору рассказывали о том, что по ходу под Доном местные жители из близлежащей пещеры шли лишь до определенного момента, а дальше было сильно затоплено, и они испугались.

Автору приходилось слышать и многочисленные легенды о спрятанных в монастырских пещерах сокровищах, которые монахи якобы спрятали незадолго до закрытия монастыря. К сожалению, такого рода легенды не так безобидны и приносят вред пещерным памятникам. Так в Белогорских пещерах в поисках сокровищ горекладоискатель изуродовали не одну стену подземных лабиринтов. А пещера у с. Новобелое была изуродована до неузнаваемоси в поисках клада, оставленного здесь бандой Маруси, якобы скрывавшейся здесь в годы гражданской войны. Из стен пещеры выбиты по тектоническим трещинам крупные меловые блоки. В легендах сокровища не всегда выступают в виде изделий из драгоценных металлов. В г. Калаче существует легенда о спрятанной в пещере монахами библиотеке. Такая же легенда бытует среди местных жителей о пещере у с. Новобелое.

Не менее распространены легенды об исчезновении в донских подземельях детей. По этой причине якобы местные власти и были вынуждены завалить входы в некоторые подземные лабиринты. Интересно заметить, что в легендах дети не всегда пропадали, а и возвращались из долгого путешествия под землей. При этом с ними был учитель. В сознании людей оживает архетип инициации, посвящения, проведения через трудные лабиринты детей - представителей крайнего ряда социальной группы наставниками, людьми более старшего поколения, с которыми дети не потеряются в трудных жизненных лабиринтах.

Так уроженка г. Калач А.А. Канунникова поведала автору: "Рассказывали даже, что дети из наших пещер выходили в Павловск. Их вела по этому ходу какая-то учительница, серьезная религиозная женщина".

Исследователю пещер из Санкт-Петербурга И. Агапову удалось услышать не менее интересный случай: "По рассказам старожилов, подземная церковь в Галиевской пещере была связана раньше с карстовыми пещерами в несколько этажей. Последние имели большие залы и имели большую область залегания. Через них можно было пройти под р. Дон, дойти до города Богучара и далее... Человек, который в них побывал, был местным учителем географии и ходил в пещерах с какой-то группой. Его уже давно нет в живых. Информация досталась мне со слов других людей, там не бывших.

Эти карстовые пещеры не имели естественного выхода наружу, он попросту не сохранился. Как же учитель проник туда? Легенда такова. С группой людей он вошел в искусственные пещеры в пос. Залиман, которые ныне засыпаны. По ним он попал в карстовые пещеры и направился в сторону Дона. Они долго шли по залам и галереям, некоторые из которых напоминали внутренности какого-то большого животного, заворачиваясь туда-сюда, создавая впечатление, что они были промыты гигантскими потоками воды. Их мощность была 2-3 этажа. На последнем была водичка. Наконец через какое-то время группа вышла на нишу , в которой был слепок руки или просто указатель. Следуя его направлению, они вышли к винтовому ходу в Галиевской пещере и поднялись по нему, но не удовлетворились этим и прошли дальше под Доном , ступая уже по воде, сверху лились струйки воды. Они вышли где-то в районе Подколодновки тоже через искусственную пещеру. Расстояние по прямой от их входа и выхода около 8-10 км!

Рассказывают еще, что в свое время пионервожатые из лагеря, расположенного неподалеку от с. Галиевка на оз. Песчаное, водили в пещеры детей. Один из них запомнил хорошо, что зашли они туда утром, ходили по веревочке, а вышли на закате солнца, чему очень удивились. При этом вояже они встречали не один завал. Этих очевидцев надо искать .

Рассказывают, что под самим Залиманом и Богучаром до сих пор сохранилась часть вышеуказанной системы. Так в Богучаре, на улице Халтурина, лет 6 назад ковш экскаватора вскрыл свод одного из ходов. По слухам все церкви г. Богучара были связаны подобными ходами. Когда-то остатки такого хода были обнаружены в церкви, в которой сейчас расположен музей. Начинался он из-под алтаря".

В этом рассказе перемешано все: и длительные переходы детей под землей с наставниками, и выходы в сакральных местах, и сумасшествие одного из побывавших в подземелье...

Особый интерес представляет достаточно правильное описание карстовых процессов. Что это? Мифотворчество, пытающееся объяснить рациональным путем возможность наличия длинных пещерных лабиринтов, или реальное отражение наличия в Подонье естественных карстовых подземелий? Надо заметить, что в настоящее время наличие карстовых пещер, не заполненных глинистыми отложениями, исследователями здесь не обнаружено.

Архетип пещеры выступает порой не только в роли места, таящего опасность, или места инициаций, но и в роли убежища. В лоне пещеры можно укрыться от предстоящей опасности не только отдельным личностям, но и целым селениям. Так житель села Костомарово С.А. Хонин поведал следующее: "Недалеко от села Костамарово существует заброшенное городище. Когда-то его жителей взяли в осаду. Кто взял? Неизвестно. Может Степан Разин. Так вот их взяли, и они пропали. Под землей ушли. Это мне рассказывали местные жители".

Еще одно предание, связанное с использованием пещер для избежания опасности, поведала краевед из Александровки-Донской В.М. Медведева: "Говорили, что восставших крестьян преследовали царские войска и они бесследно исчезли. Говорят, что они скрылись в Белогорские пещеры, прошли под Доном и вышли в Петровке, скрывшись в Шиповом лесу. Их по всей округе искали царская армия. Это было в XVI или XVII вв".

Павловчанин Ю.А. Косянчук от своей бабушки А. М. Максимовой слышал следующее предание о Белогорской пещере: "Во время войны итальянцы захватили Белогорье. Здесь находилась часть русских раненых солдат. Они были вынуждены покинуть село и спрятались в Белогорских пещерах. Но кто-то их предал неприятелям. Говорят, что это был полицейский из белогорьевцев. Фашисты бросили туда дымовые шашки, чтобы их оттуда выкурить. Тогда раненые бойцы были вынуждены обвалить верхний ход в надежде выбраться через нижний выход на свободу, когда стемнеет. Но никто их так и не видел. Кто знает, выбрались они или нет?" Так же Юрий Алексеевич поведал другую легенду, которую он слышал от местных жителей, но уже на противоположной стороне Дона. Эта легенда имеет схожий контекст, но в ней преследуемые и преследователи поменялись местами. "После Сталинграда вражеские войска начали отступать. По поручению Белогорского старосты в пещеру положили раненых итальянских солдат. В пещере на втором или нижнем выходе, были сделаны пулеметные гнезда, амбразуры. Их еще было видно, когда я был пацаненком. Оттуда весь Павловск просматривался. И вот рассказывали то же самое про завал в нижнем выходе, что это туда итальянцев затащили и завалили. Якобы так было, чтобы потом их оттуда вынести".

Распространены вокруг донских пещер легенды и о "пугающем элементе", производящем большое впечатление на человека. Вот типичный пример, рассказанный автору в сентябре 2003 г. жителем с. Титчиха Ю. Б. Целимзаде: "В лесу есть пещера "Степана Разина". Там щель такая... Решили спуститься туда на веревках местные. Собрались и одного, привязав, опустили вниз. Он начал дергать, чтобы его вытаскивали. А его не вытаскивали, видать, там веревка зацепилась за что-то. Когда его наконец-то вытащили, он стал седой. Молодой, седой стал, чуть не задохнулся...".

Что касается рассказов о встречах монахов или монахинь поблизости от пещер, то они тоже встречаются в донском регионе. Здесь также имеются рассказы о встречах в самих пещерах с монахами, которые неожиданно появлялись и исчезали.

Таким образом, мы видим схожесть вышеизложенных линий мифотворчества с линиями мифотворчества Волгоградского края. Это говорит об общих архитипических основах данного процесса.

Подводя итог, можно отметить, что такой феномен духовной жизни людей как пещеростроительство имеет в Подонье богатую историю. Его первые проявления могли быть связаны еще с дохристианскими культами. Начало же массового пещеростроительства может быть отнесено к иконоборческому времени VIII- IX вв. Затем в своем развитии оно прошло ряд этапов вплоть до недавно ушедшего XX столетия. Проведенные исследования показывают, что столь массовое распространение донского пещеростроительства не может быть объяснено утилитарными причинами и кроется в проявлении духовной жизни населения края.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренный в работе круг источников позволяет в значительной мере восполнить те пробелы в познании прошлого, которые были вызваны невниманием к такому проявлению духовной жизни населения лесостепного Подонья, как культовое пещеростроительство. В результате проведенных исследований на этой территории выявлено 58 пещер, которые могут быть трактуемы как культовые, хотя бы на отдельных этапах функционирования. Большинство из них вводится в научный оборот впервые.

В своем распространении эти подземелья имеют определенные закономерности, связанные с географическими особенностями местности, положением относительно сел и монастырей.

К географическим особенностям распространения пещерных памятников следует отнести их приуроченность к различным по литологическому составу горным породам и отдельным формам рельефа.

 

Степкин В.В. Пещеростроительство в лесостепном Подонье (VIII-XX вв.) / Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Воронеж, 2005. С. 152-169.

Деятельность Товарная лавка Книги Картинки Хранилище Туризм Видео Карта
Яндекс.Метрика